Предисловие

ИНОЕ ВИДЕНИЕ ИСТОРИИ ЕХБ

Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое…»

Рождение Всесоюзного Союза Евангельских Христиан Баптистов (ВСЕХБ) было так. После поражения немецких войск под Москвой, с разных мест Советского Союза, в столицу по распоряжению И. Сталина были доставлены представители союза баптистов (ФСБ), в 1935 году, после расстрела двух последних сопредседателей, навсегда прекратившем свое существование, и номинально существующего Всесоюзного Союза Евангельских Христиан (ВСЕХ).

Поименно: Я. Жидков (ев.) — с места ссылки на Магадане; А. Карев (ев.) — недавно освобожденный по окончании срока заключения без права проживания в Москве; Н. Левинданто (бап.) — с мест заключения, если ходатайство А. Карева о его освобождении было за несколько дней до этого события; П. Малин (бап.) — освобожденный с мест заключения; Патковский (бап.) — доставленный прямо с лагеря. И вероятно: М. Орлов (ев.) — председатель номинально существующего союза ВСЕХ; В. Урштейн (ев.) — с 1930 года кандидат в члены правления ВСЕХ, но почему-то впоследствии не вошедший в Правление нового союза и со временем бесследно исчез. Всего 6-8 человек.

Всех, выше поименованных, доставили в Кремль и прямо предложили на основании Законодательства о Религиозных Культах (ЗРК) от 8 апреля 1929 года, образовать один новый союз. На размышление дали один час времени. Братья обоих союзов много лет провели в разлуке, и не знали о жизненном пути каждого в те «лихие 30-е годы». Но увидев друг друга, не расспрашивая, обнялись как братья во Христе и упав на колени искренно, со слезами и даже рыданиями, благодарили Бога за предоставленную возможность. Встав с колен, приветствовали друг друга святым целованием и приступили к обсуждению предложения советского Правительства.

1. Единодушно согласились принять предложение. И верно отметил историк С. Савинский, собранные братья не могли не вспомнить, что к концу Вавилонского пленения, Киром, царем Персидским был издан Указ о возвращении Юдеев на родину с целью восстановить Иерусалим и разрушенный храм. Вне сомнения, Указ имел политическую подоплеку. Но Юдеи прославили Бога и начали возвращаться. Правда, когда были заложены основания храма, то одни радовались, а другие плакали, т.к. размеры основания были меньшими в сравнении с разрушенным храмом Соломона. И по сей день остается вне нашего внимания появление на свет Божий Торы (Пятикнижие), или по определению царя Персидского — «закона Бога в руке» книжника Ездры (7 гл.), которую тогда читали вслух собравшегося народа и переводили на им понятный язык (Нее.8 гл.). В дальнейшем к Торе приложили и другие книги. Так родилось то, что у христиан именуется писаниями Ветхого завета (ВЗ).

В Москве произошло нечто подобное. Еще в 1905 году, Д. Мазаев, председатель союза баптистов, проявлял инициативу по объединению двух союзов и даже имя предложил: «Евангельские христиане-баптисты». Правда, находясь в изгнании, Дей выступил против реализации той инициативы, начатой в 20-ых годах Павлом, сыном Василия Павлова, легендарного идеолога русского баптизма.

Юдеям следовало пережить катастрофу, в будущем могущую родить нечто новое, дотоле неслыханное — разрушение Иерусалима и храма с казнью царя Седекии, последнего царя из рода Давидова и всех его сыновей. А баптистам и евангельским ТАКЖЕ надлежало до конца испить чашу горечи «репрессий 30-ых годов», чтобы как Юдеи приняли Указ языческого царя за Божие избавление, так и эти «6-8 братьев» приняли предложение Сталина как высоко поднятую руку Божию, что соответствовало оглашению Торы книжником Ездрой.

2. Поначалу, новорожденное назвали «Временный Совет Евангельских Христиан и Баптистов» и от его имени обратились с Воззванием к верующим в СССР, в частности на территории временно оккупированной немецкими захватчиками, забыв былые разногласия, объединить усилия, делая каждый свой вклад в борьбу с фашизмом. Затем, переехав на Урал, начали заниматься благоустройством возрождающихся общин, объединяя в один союз. А возвратившись в Москву в 1944 году собрали совещание-съезд представителей многих общин (45 душ) и приняли решение об официальном названии союза, не меняя аббревиатуры: поначалу в расшифровке «ВСЕХБ» писали букву «и» — Евангельские Христиане и Баптисты — а затем «и» заменили по-мазаевски на дефис «-«. Так и вошло в историю: «Евангельские христиане баптисты» (ЕХБ), с правом каждого понимать это на свой лад.

Тогда же в 1944-ом, утвердили и руководство союзом: И. Жидков — председатель союза; А. Карев — генеральный секретарь и т.д. В связи с чем важно отметить, что как Тора стала доминантой Юдейской идеологии, толковать которую, как и прочие Писания, стало правом особо посвященных раввинов, а прочим слушать, так, только наоборот, в общинах ЕХБ проводился в жизнь изначальный принцип Евангельских: религиозная организация призвана не столько «затачивать» прихожан под ту или иную концепцию, сколько содействовать развитию каждого в отдельности; чтобы соблюдение церковных правил не подменило живое водительство Духа, как говорил Иисус: «…входящий дверью есть пастырь овцам … и овцы слушают голоса его … идет перед ними, а овцы за ним идут, потому что знают голос его» — Иоан. 10 гл. Но это слово Иисуса «не поняли…», как не понимаем и по сей день.

3. Зимой 1953 года мы с Прокофьевым совершив поездку по группам верующих Зап. Украины и Белоруссии, на обратном пути заехали в Москву. И Прокофьев имел многочасовую беседу с А. Каревым, как обычно не в помещении Канцелярии, а в углу зала. Это была их вторая встреча в моем присутствии, и как в первый раз, на положении малого отрока, молча сидеть сбоку беседующих, ловя каждое слово. На этот раз Александр Васильевич вел себя не совсем обычно, возможно по причине смутных предчувствий охвативших страну в связи с лежащим без сознания, но еще живым «отцом всех народов». И написанное выше — это из поведанного Каревым. И говорил он еще кое о чем, от чего и мурашки по спине бегали.

Отсюда и мое расширение аналогии с Израилем, и что возвратившихся с плена было также малое количество (всего не более 50 тысяч мужей), а сопротивление окружающих народов так велико, что возрождение государства и восстановление храма, начавшееся в 538 году до н.э. с Указа Кира, Исаией названного «помазанником (мессией) Божиим», достигло высшей стадии развития только при Юдейском царе Ироде (Великом), отличавшимся сверх всякой меры жестокостью и подозрительностью, душой и телом преданным Риму. Это тот Ирод, пожелавший за два года до своей смерти (4 год до н.э.), убить и младенца Иисуса (новую эру ошибочно начали исчислять на шесть лет позже); но он много чего сделал и для самих Юдеев, самое значимое: отстроил храм, которым восторгались и ученики Иисуса.

И союз ВСЕХБ находился в не менее сложном положении нежели Юдеи того периода. Навуходоносор разрушил Иерусалим и храм, а Кир, как миролюбивый царь, издал Указ о восстановлении Иерусалима и его святыни. Сталин же в одном лице сочетал и царя Навуходоносора и царя Кира. Книжник Ездра со товарищами только плотью числились рабами языческих царей (Нее.9:36,37), а умом служили Богу, не оскверняясь нечистым. А если что и заимствовали, то переделывали до неузнаваемости, героям давали Юдейские имена и т.п. А служители ВСЕХБ имели дело с атеистической властью, которая еще вчера, не желая до конца терпеть, жестоко наказывала за открыто выраженное противление делу построения социализма, как первой фазы коммунизма. Не высохли еще слезы у жен расстрелянных братьев-служителей; болело сердце о закрытии молитвенных домов и что тысячи и тысячи принявших водное крещение стали «лапси»… Где взять силы не просто простить, а и молчанием о пережитом как бы отречься от страдальцев за веру?

Ездра со товарищами, как и автор послания к Евреям, ни одним словом не похвалили защитников Иерусалима при осаде его Навуходоносором. И те первые 6-8 служителей не стали предъявлять счет тому же Сталину. Нет! они не продались власти, а предали себя на жертвенное служение, подавая пример истинного поклонения Богу в духе и истине — добром побеждать зло. А не спорить и доказывать, кто больше, а кто меньше виновен.

Можно не соглашаться и перечить, но факт: молитвенные дома стали открываться, а «лапси», каясь за отступление во время гонений, начинали строить своё отношение с Богом на Христе распятом. Шли к Богу и из среды неверующих. В 1944 году в Харькове было три общины общей численностью до 400 душ. Спустя пять лет, в объединенной общине было уже более тысячи активных членов. А в том году принято для крещения 167 душ. И половина — молодежь. Уполномоченный, наверное боясь потерять работу, вычеркнул около ста душ из поданного ему списка. Но никто не отрекся, а принимали крещение тайно, кто где. И так было повсеместно. А сегодня, мы, старшее поколение, глядя на молодежь, плачем, будучи не в силах совместить нами принятое христианство с их образом жизни.

В нашей среде не было богословов, а в большинстве общин слово говорили чуть ли не подряд все братья. И только одно, как в церквах США государственный флаг рядом с церковной кафедрой, так во всех общинах ЕХБ на самом видном месте висел текст: «МЫ ПРОПОВЕДУЕМ ХРИСТА РАСПЯТОГО». И как напоминание о печальном прошлом, и как указатель направления наших собраний и всей нашей жизни — словом и делом возвещать миру Иисуса Христа распятого в немощи, и воскресшего в силе. Что было главной отличительной чертой «русского Баптизма». Почему Карев, часто заканчивая свою проповедь, восклицал: «А впрочем, каждый имеет право на собственное понимание Библии. Аминь!» А в беседах не упускал случая напомнить: «ЕХБ по духу и простоте во Христе наиболее близки к первым христианам».

Итак, «русский мир» в сфере религии весьма отличен от образа мышления других народов Европы. И опасно пытаться ломать его «через колено»; как и нам, очертя голову, бежать в Европу ради «кружевных трусиков» — позорище! Все более очевидным становится и другое: демократия американо-европейского образца не приживается в нашей среде, а порождает хаос. Но всё то на сегодня в процессе становления. А чтобы нам не вскочить в очередную «халепу», важно ВЕРНО осмыслить прошлое баптистов и евангельских, а не поносить наших отцов, т.к. благодаря им есть такие страны как Россия и Украина, и есть народы их населяющие и есть Божья вера. А не понявший прошлого обречен совершить ошибку в настоящем и тем определить своё будущее.

Мои «Главы» и писались с одной целью помочь мыслящему читателю под иным углом зрения посмотреть на происходившее; а мне не унести с собою, что должен передать следующему роду. 36′.