Глава 27. Как он (ты) Христов?

Глава 27. Как он (ты) Христов?

…и, схватив его, душил, говоря: «отдай мне, что должен».

а/. — «…и будут преуспевать…». Кто, и в чём…?

 

В промежутке между первым совещанием И.Г. (первым на котором я присутствовал, (а по счету «вторым»)) весной 61 года и 13 августом того же года, имели место два-три определяющих события — арест П. А. Якименкова и чреватый последствиями «ропот» в среде сестричества.

 

Как писал — а сейчас, не читая прежде написанного, повторяю, чтобы и самого себя перепроверить, — кем-то запущенный в среду верующих Харькова слух о «богобоящемся пресвитере Крючкове» соблазнил Прокофьева поехать на поиски. В Москве он встретился с Крючковым Константином Павловичем, и они вместе поехали в Узловую к его сыну Геннадию. Не знаю за отца, до переезда в Москву жившего в Узловой, но знаю, что в Узловской общине пресвитером был брат Афонин; а Якименков П. А., готовился перейти в соседнюю Новомосковскую общину, как пресвитер. А Геннадий в Узловской общине нес служение регента и диакона. А «слух» до нас дошедший был:

 

«..богобоящийся пресвитер Крючков в Узловой» (?!).

 

Писал я и о странном «совпадении»: мало кому известный диакон небольшой общины шахтерского поселка расположенного на отшибе (с Москвы если сесть в поезд вечером в субботу то едва успеешь на утреннее собрание в воскресенье.) — чем он привлёк внимание, что приехавший Прокофьев находит там двоих, чуть раньше приехавших и представившихся помощником старшего пресвитера Белоруссии, и пресвитером церкви в Ленинградской области. И в доказательство того, передали по тому случаю собравшимся братьям, тогда ещё содержащиеся в секрете, документы ВСЕХБ — «Инструктивное письмо старшим пресвитерам» и новое «Положение ВСЕХБ». И, предположительно, Геннадию (наедине) — идею образования И.Г. на основании 19 п. Законодательства о Религиозных Объединениях (ЗРО), и черновой вариант «послания И. Г. к служителям ВСЕХБ».

 

Прокофьев, все то принимает «на веру» и предлагает провести три дня в посте и молитве. На третий день поста Геннадий став посреди собравшихся (местных братьев было трое), зачитал тот 19 пункт ЗРО и, как от себя, предложил присутствующим самообразоваться в Инициативную группу по созыву Чрезвычайного съезда ЕХБ и сообщить о том «посланием» служителям ВСЕХБ. И зачитал «свой» черновой вариант того послания (Сам термин «послание» в среде ЕХБ употреблялся только применимо к писанному Апостолами. А нами писанное называли «письмом» — Инструктивное письмо..», например, или как еще, но не «посланием». Это еще одна косвенная улика, что идею образования И.Г. нам подложили «внешние», плохо знающие наш язык).

 

Идею съезда и образования И.Г. все приняли с восторгом. А Якименков выступил только против послания ко ВСЕХБ, и активно поддержал предложение Прокофьева обратиться с соответствующим Посланием к общинам ЕХБ. И дал согласие, как пресвитер, подписать его от имени И.Г.

 

 

По долгом рассуждении Якименков согласился рассматривать послание к служителям ВСЕХБ, как уведомление, чтобы иметь юридическое и моральное право обращаться с Посланием и ко всем верующим ЕХБ. И все занялись обсуждением черновых вариантов Посланий. А те «двое» уехали и никто их никогда больше нигде не встречал.

 

В помощь Якименкову избирали и второго пресвитера, для подписи Посланий. Почему не прошла кандидатура Афонина, не знаю. А против подписи Прокофьева решительно возражал Крючков, мотивируя тем, что И.Г. должна действовать открыто и в точном соответствии с законом. И её представлять не может находящийся «в бегах»… Тогда же, заочно, по рекомендации Прокофьева, и меня включили в члены И. Г.

 

Всё сие рассказал мне Прокофьев, возвратившись в Харьков. И не верить ему у меня оснований не было — как смертного греха он боялся «святой лжи», сиречь лжи во имя торжества правого дела. Чего не могу сказать о Г.К. В этом вопросе он подлинный «иезуит» держащийся принципа: «Цель оправдывает средства». И впоследствии Г.К. себя представит, как во всём первый, у которого, как и у Христа, «не было помогающих».., и всё… ради достижения поставленной цели. А в действительности, не всё было так. Зная духовное состояние общин в которых все мы были начальствующими, и что в каждой мог быть осведомитель, никто даже не подумал предложить членскому собранию обсудить идею образования И.Г. и прочее. Все мы по своей инициативе, побуждаемые, как понимали, Духом Святым, были избраны не человеками и не чрез человеков — о чем прямо написали и в послании к служителям ВСЕХБ!

 

И только спустя 40 лет, Г.К. «забудет», как всё то начиналось, и расскажет собравшимся по случаю юбилея, что идею образования И.Г. и пр. рассматривала Узловская церковь и «поручила ему продолжить и руководить Движением пробуждения»; а потом братья и съезд подтвердили поручение церкви…

 

Это один из множества примеров, когда человек «делает себе имя» (и «внешние» ему активно помогали!).. Не говоря уже о том, что в компетенцию «тамошней церкви» не входит поручать руководство теми, кто не состоит в ней членом. Но кому-то требовалось наше начинание представить как дело порученное церковью и с её благословения. Отсюда и пошло… Только кому о всём том говорить? Хотя нельзя и оставлять ложь «на их совести», так как нет её у тех, кто лжет сознательно! Ну, точно как в притчах: «Не отвечай глупому по глупости его… но отвечай глупому по глупости его…» (4 и 5 стихи).

 

В свете сказанного, понятен арест Прокофьева (май 62), с последующим преданием забвению его имени — он конкурент и помеха будущему «курсу» Движения. А вот причина ареста Якименкова (где-то в середине лета 61 года), остается загадкой. Он был скромен и прост в обхождении, и хотя по многим качествам превосходил Г.К., но вел себя не вызывающе, не в пример Иосифу, сыну Иакова. Да и уважение к Г.К. он сохраняет по сей день считая его братом во Христе. Поэтому его, как снег на голову, арест, мы восприняли неадекватно…

 

Сегодня, арест первого члена И.Г. можно объяснить не допуская лукавых подозрений — в 1960 году из структур МВД выделилось в самостоятельную организацию КГБ, но оно не сразу взяло всё под свой контроль. И в период становления КГБ вопросы ареста активных верующих могли ещё решаться на местном уровне. Что хорошо видно на примере первых арестов по делу И.Г., в основном проводившихся «по разнарядке».

 

Со временем, аресты религиозных и политических диссидентов стали прерогативой КГБ, совершались только с их ведома и согласия, при чем, на уровне Москвы. Там был образован особый Отдел, куда поступала вся информация и разрабатывались стратегические планы и мероприятия (в том числе, авантюрные) по нейтрализации инвазии Запада через радикальные религиозные группировки (куда законно зачислили и нас), пропаганду Западной культуры, увлечение евреев идеей сионизма и политических диссидентов (термин «арест» употребляю в нашем понимании, когда последующее следствие и суд — простая формальность).

 

Отсюда и «чудесные вмешательства Господа», когда «братья своим телами заградили вход в помещение, и КГБисты не смогли арестовать дорогого брата Геннадия Константиновича» (мемуары И. Антонова). Подобное «чудо» описано и в «Подражайте вере их» (стр. 171), когда снова «от ареста был спасен председатель Оргкомитета Г. К. Крючков и Г. П. Винс». И можно верить генералу отдела КГБ Латвии, который сказал в разговоре с И. Бондаренко, что они знали местонахождение Г.К.и, в той пикантной ситуации, «охраняли» его от случайного обнаружения каким нибудь участковым.

 

К слову, в «Подражайте вере их», посвященной на 2001 год умершим участникам Движения, то единственное упоминание имени Г. П. Винса, подвергнутого остракизму и «внешними» и «своими». А за меня и говорить не стоит — «редактор», перечисляя, назвал имена только двоих из нас трёх остававшихся в лагере после освобождения Храпова и Фролова. Также нет меня и в воспоминаниях Н. Мельникова в описании его пребывания со мною в том «богомольном» лагере. А он не мог не написать о мне, кто был ему люб, и кому он даже завещание оставил, в пику СЦ, руководить его похоронами. Эх, братья, братья… да не осудит нас Господь за сомнение, что Вы и в самом деле — братья!

 

Арестовали Якименкова за несколько дней до очередного совещания И.Г., намеченого в д. Десна,. в доме отца Павла Афанасьевича; час езды автобусом от Москвы. Предполагалось продолжить обсуждение способов распространения Посланий, распределить регионы, кому куда ехать на случай, если брат Цуненко не раздобудет адресов, по которым ВСЕХБ рассылало «Братский Вестник» и окончательно решить, кто вторым пойдет в канцелярию ВСЕХБ и, пусть идут, если Карев не в командировке за границей; так как у нас всё было готово, кроме вопроса о методах распространения. А пришлось несколько менять намеченное, и снова решать щекотливый для Г.К. вопрос, кто будет представлять И.Г. Тогда я и настоял, чтобы вместо арестованного Якименкова документы И.Г. подписывал Прокофьев. И как сейчас помню, доказывал, что о Прокофьеве в среде ЕХБ слышали все, и знают лично многие, а имя «Крючков» ничего не говорит. А никому не известными «обличителями ВСЕХБ в отступничестве» хоть пруд пруди. Ежедневно, и по несколько человек в день, приходят в канцелярию и добиваются аудиенции — я лично сам наблюдал это, сидя в сторонке, в ожидании Карева. Так что без подписи Прокофьева эти послания верующие и читать не станут. А тем более писать Правительству, что поддерживают И.Г.

 

Спустя 40 лет, в своем выступлении Г.К. иначе объяснит, почему Прокофьев оказался в «подписантах» Посланий И.Г., цитирую: «..перед походом в канцелярию ВСЕХБ должна была собраться И.Г., но никто не прибыл. А Прокофьев случайно оказался рядом. И я пригласил его подписать и пойти со мною..».

 

И еще об одном подлоге. Сегодня во всех публикациях, Послания И.Г. подписаны: первый Крючков, второй — Прокофьев (кроме уведомления ВСЕХБ об образовании Оргкомитета). Мелочь? Да, как мертвая муха в тарелке с супом… или по Библии — «в благовонной масти мироварника..»

 

За неимением более грамотного, мне довелось редактировать Первое Послание к Церквам, написанное Прокофьевым и оформлять как брошюру документы И.Г. и распространять попутно второе и третье, а на четвертом мою «бурную» деятельность прервало КГБ. И помнится — первой стояла подпись Прокофьева. Что подтверждается и тем, что участников движения Инициативников называли не «крючковцы», а «прокофьевцы»; и в приговорах первых 180 осужденных по делу И.Г. говорилось только о «нелегале Прокофьеве», как организаторе, а имя Крючкова даже не упоминалось (чтобы в этом убедиться, пришлось просмотреть несколько десятков приговоров. А на своём суде, продолжая «играть», я с умыслом «потянул по делу» и Г.К., а судья (зам. Облсуда!) и слушать о нём не хотела, как не относящееся к «делу»).

 

А на днях, исследуя вопрос, как на публикациях СЦ отразился «арест» Г.К. (1966–69г.г.) — меня интересовало, он писал свои статьи, или только был цензором. И просматривая всю подшивку «Братских листков», случайно нашел подтверждение, что мне память не изменяет. В «Братском листке» (№8, 1968 г.), напечатано, цитирую: «…первое послание Инициативной группы, подписанное братьями Прокофьевым А. Ф. и Крючковым Г.К…» Эта, изобличающая подлог, фраза не была соответственно «исправлена» потому, что цензор‑«редактор» отсутствовал, по официальной версии, находился в узах. Так ничего не бывает потаённого, что не вышло бы наружу.

 

Помнится, и Прокофьева смутило какое-то взбалмошное поведение Г.К. Он всячески пытался развеять сомнения, что об образовании И.Г. узнало КГБ, и убеждал всех, что арест Якименкова — случайное совпадение. И доказывал тем, что его судили за «тунеядство», и не было даже намека на его участие в И.Г.

 

И в самом деле, его доставили в суд в рабочем комбинезоне, взявши, в прямом смысле «от токарного станка». Прокурор спросил подсудимого, что для него является целью жизни? А он в простоте сердца ответил: «служить Христу и проповедовать Евангелие…» И прокурор, обращаясь к судье: «Вы слышали, что антиобщественная деятельность является целью жизни подсудимого, а работой на заводе он прикрывается (?!)».

 

Возможно, в этом Г.К. был прав, А возможно и нет. В таком случае Якименков — его первая жертва, а за ним целая вереница искренних, всем сердцем любящих Господа, от которых он добивался беспрекословного ему повиновения, а кого не удавалось сломить, изгонял вон. И прервалась она на «лепшем друге»… А на очереди стояли «новаторы… которые ждут не дождутся…», да чья-то кисть руки написала: «ТЕКЕЛ»…

 

Правда, спустя два года Якименков, вернувшись из ссылки, снова включится в работу Оргкомитета, будет введен в члены СЦ, но «вернувшийся из уз» проведет радикальную чистку и вместе с и/о председателя Шапталой, Якименков и другие будут подвергнуты остракизму.

 

Но то станет явным спустя лет 10, а в 61‑ом нашей тайной была И.Г., её цели и состав, о чём мы согласились, до посещения канцелярии ВСЕХБ, никому, даже своим женам, не говорить — (По этой причине Прокофьева и удивило, когда на совещание И.Г., в первых числах августа, приехал М. Хорев, а с Узловой, кроме Г.К., не было никого. А не совсем потому, что в Ленинграде его кружок изучающих Библию распался — что-то там накуролесил с сестрами и спасаясь от нареканий, сбежал в Кишинев).

 

Пробегут 40 долгих лет, и на праздновании юбилея Г.К. поведает ничего не знающим «простолюдинам», что примерно за месяц до 13 августа, он один ходил к Кареву (при повторении того, он сказал: «…недели за две…»), и открыл ему, что «несколько братьев готовятся (?!) образовать И.Г…», донёс «…чтобы это не было для него неожиданностью, когда они придут…».

 

Попытаться объяснить такое, уму не постижимое, можно по всякому, например: говорящий страдает нездоровыми «провалами памяти»; или желая поднять свой авторитет в глазах слушателей, заврался и «не свел концы с концами»; наконец, говорит двойник Г.К., который не участвовал на совещаниях И.Г и, естественно, не знал о всех наших договоренностях и прочих нюансах… в частности, о том что мы согласились ничего самостоятельно не предпринимать и до официального посещения канцелярии ВСЕХБ никому ни слова об И.Г., её целях и кто в ней состоит.

 

Подобный «провал памяти» отмечен у Г.К. и относительно распределения регионов между членами И.Г., куда они должны будут ехать, после получения условного сигнала (телеграммы), что послание ВСЕХБ вручено и получен отказ (а мы другого не ожидали и не хотели!). Лично мне оно особо запомнилось тем, что меня посылали с посланиями в Сибирь. А я ответил: в Сибирь я ещё успею, а мне моя Украина! И «выручил» Прокофьев, согласившийся проехать по Сибири. Г.К. сразу после посещения канцелярии должен был ехать в Среднюю Азию, а на обратном пути — Кавказ и дальше сколько успеет и т. д. (о том я, помнится, писал). Но Г.К. о том распределении нигде не обмолвится и словом. Почему? Что никуда не ездил, очередной «провал памяти», или с какого-то времени мы имели дело с его двойником?! И снова вопрос: кого хоронили в июле 2007 года?

 

И как факт подтверждающий существовавшую договоренность, хранить тайну образования И.Г. В то лето 61 года, Прокофьев виделся с Шапталой М. Т., им уважаемым пресвитером церкви Харцызска, о чем я узнал из не так давно опубликованного интервью, в котором Михаил Тимофеевич говорил, в частности, что Алексей Федорович ничего не сказал ему об образовании И.Г., а только: «Ждите, вскорости к вам приедут с важной новостью». А тут — Г.К. сам «.. ходил к Кареву и рассказал…, чтобы для него не было неожиданностью» (?!?).

 

И подобных «нестыковок» между тем, как всё то начиналось, и как о том «вспоминал» Г.К. — несть числа. В личной беседе Павел Афанасьевич сказал, что присутствовал только на первом совещании И.Г., а что происходило дальше, не знает. Г.К., по официальной версии, умер. Таким образом, свидетелем тех событий остался я один и, кажется, могу писать, что мне выгодно. Но остались «нюансы», а также архивы КГБ… И я не хочу, чтобы в моём повествовании нашлась какая «мертвая муха…», могущая ослабить и подорвать серьезное отношение к моим размышлениям вслух..

 

И о «мертвых» мухах» более тонкого свойства. Исподволь, планомерно и целенаправленно в среду отделённых внедряли «соображения» духовного с телесным. Или говоря проще — занимались подменой методом «передёргивания» понятий. Например, духовное — Глава Церкви Христос, перенесли на видимое, телесное, человеками устрояемое общество верующих. И Г.К. не только источник «соображений» духовного с телесным, а и непревзойденный маэстро по передёргиванию.

 

И последнее, из того же источника — место и положение Г.К. в «Братстве». Сам себя он назвал: «Блюстителем трона Господня в Церкви»» И обещался лечь на пороге, но не допустить изменений курса МСЦ в судьбоносных вопросах…

 

 

Если действительно непосредственно Господь получил ему то служение, то он не нуждается в поручениях человеческих — будь то поместной церкви, братьев или съезда, а как ответил успешно действующий реформатор на предложение официальных структур принять от них рукоположение: «На кого возложил руку Господь, тот не нуждается в человеском рукоположении».

 

А если нам поручается «от Господа чрез видимое», то это совершенно иное дело. Тогда мы входим в человеками устроенную общину, братство, союз… и обязаны соблюдать все установленные там правила, хотя они к духовному имеют такое же отношение, какое имеет «видимое» к «невидимому». И смешивать духовное с телесным, невидимое с видимым — это и есть Вавилон, т.е. «смешение». Но как вор, чтобы отвлечь от себя внимание, кричит «держи вора!», так и мы указываем на других, что они «Вавилон» и тем, говорим, кто мы! Это и есть «судя других, ты судишь самого себя», как предупреждал Иисус: Не судите, да не судимы будете…

 

А чтобы в том окончательно убедиться, ещё раз вернемся к Первому посланию Инициативной группы к Президиуму ВСЕХБ.

 

Во первых, в нем нет и намека, что Инициативная группа действует по поручению церкви. Напротив, мы написали прямо: «…вняв побуждению Духа Святого…». И дальше — в случае отказа служителей ВСЕХБ, и «..нечистых маневров и проволочек… мы сохраняем за собою право действовать самостоятельно…» (подчеркнуто мною — автор).

 

И это вполне соответствует духу Писания и практики Христианства. В мире таких инициативников именуют бунтарями, мятежниками, а сами себя они называют революционерами. В Христианстве — реформаторами, а мы назвались — Инициативники! И абсурдно даже предположить, чтобы какая в мире существующая власть «поручила» революционерам её свергнуть (?!). Точно так и в Христианстве — тогда существовавшие религиозные структуры, ни Иисуса, ни Его учеников не уполномочивали делать реформы, а тем болеее упразднить Ветхий Завет и ввести в действие Новый, основанный на совершенно иных началах и лучших обетованиях. Это нонсенс!

 

И Католическая церковь не могла благословить, скажем М. Лютера, начать реформаторское движение. Не могли и православные иерархи благословить ни протопопа Аввакума, ни тем более штундиста Рябошапку, или кого там ещё. Все те движения «пробуждения» совершались и совершаются «по побуждению Духа Святого»… и в этом Инициативная группа — не исключение.

 

Отсюда следует — заявление Г.К., что «Узловская церковь поручила мне руководство…» — не что иное, как придумка волка, напялившего на себя овечью шкуру для обмана плотских детей Божиих, сиречь «прокол», кто тщится представить телесное, как духовное, подобно Гиезию, пытается подражая пророку Божию, призвать имя Господне на свою деятельность по плоти: «жив Господь! Побегу я за ним, и возьму у него что нибудь»…

 

Или как в детской сказке — лисица притворилась мертвой, чтобы поймать на её «похороны» пришедшего зайца, а он сначала заглянул в окошко и как бы про себя громко сказал: «Хм, а ведь у мертвых лисиц рот открыт и язык наружу…» А лисица по глупости и «купилась» — разинула рот…

 

Во всех публикациях цензурируемых Г.К., многократно повторялось, что Г.К. — «пресвитер Узловской незарегистрированной церкви, рукоположенный в пресвитеры служителем Дедовской незарегистрированной церкви». Словно звание «пресвитер», даже «пристёгнутое» к церкви, может служить доказательством истинности. А с той «полу-правды». и началось отступление от повеления Господа: «..а между вами да не будет так..»

 

Во первых, мы не знали и не знаем ни имени того служителя, ни его свидетельства, ни свидетелей-очевидцев рукоположения Г.К. Лично я помню, как на одном из совещаний И.Г. он неожиданно для нас заявил, что рукоположен в пресвитеры и имеет право представлять И.Г.

 

Во вторых, рукополагать пресвитером данной церкви, ею на то служение не избиравшегося, и не в её присутствии — грубейшее нарушение практики ЕХБ.

В третьих, даже из официальныцх сообщений следует, что Г.К. фактически не имел времени быть пресвитером Узловской церкви, если «с августа м‑ца 61‑ого года он ушел в конспирацию» и «только его и видели».

 

Четвертое: церкви, — Дедовская (за Узловскую точно не знаю), как и все прочие общины Московской области, — были не «незарегистрированные» в нынешнем смысле слова, а снятые с учёта единым распоряжением Центральных органов власти, чтобы церковь в Москве сделать «переполненной» для показа Западным туристам. И снятые с учёта поместные общины, как и вновь образованные приезжими в шахтерских поселках, конфликтовали в местными властями и добивались восстановления регистрации на основании того «антиевангельского» Законодательства (ЗРО), потому что практика жизни показала однозначно — где община ЕХБ не была зарегистрирована, там её жизнь сходила на нет. И того не видели только слепые вожди слепых. Что я и показывал раньше на примере Челябинска.

 

б/ «…и схватив его, душил, говоря: „отдай мне, что должен“».

По прошествии многих лет Прокофьев напишет, что причиной его падения с последующим отлучением, послужило, цитирую: «..я первый подал идею об отлучении служителей ВСЕХБ, что Геннадием Константиновичем и было осуществлено в полном объеме».* Мой архив.

 

И мне рассудилось «копать и углубиться» и обнаружить ту самую причину падения его и всех нас — потеря осознания в духе, что «каждый увлекается и обольщается собственной похотью», что святые пред Ним винят не других, а говорят: «Во всём, постигшем нас, Ты праведен, потому что Ты делал по правде, а мы виновны» — Нее.9:33. Или как у верного Даниила — «Согрешили мы, поступали беззаконно, действовали нечестиво, упорствовали и отступили от заповедей Твоих… у нас на лицах стыд… у каждогомы согрешили пред Тобою.. мы возмутились против Тебя.. мы возмутились против Него и не слушали гласа Господа.. мы не умоляли Господа Бога нашего…» — 9 гл.

 

А в Первом послании Инициативной группы к Президиуму ВСЕХБ столько же раз повторено: «..ВЫ — …главная причина неустройств в церкви… ВЫ преступно препятствуете восстановлению в ней Божественного порядка… поэтому именно ВАС мы единодушно обличаем…» и т.д. в том духе. За сим последовало их отлучение и………

А что лежало в основании нашего «вознесенного» состояния? — Это вопрос всех вопросов. И в главе 24 я указал на него и ты, читатель, принял, как положительное: «..мы. Сначала в себе искали нечистоту и освобождались силою Его от всякого нас запинающего греха. Чтобы, как думали, в силе Духа Святого, обличить отступивших от истины служителей ВСЕХБ».

А в действительности, я неумышленно подложил Вам искус. И вы приняли его за истину, как в своё время и мы… Только не в своё оправдание говорю. Ибо Господь и раз, и вторично давал откровение, но «мы не слушали гласа Господа»!!! Мы имели уши слышать, но не услышали по той причине, что чрез пройденное очищение и освящение освободились «от всякого нас запинающего греха» и превратились в помилованного царем раба, душащего своего товарища: «отдай мне, что должен».

 

Вспомните — очистившись и освятившись мы тут же потребовали, и по сей день требуем, покаяния от служителей ВСЕХБ и от всех прочих, кто «не с нами» — регистрированные, автономные и прочие, и прочие… Рабы, почитающие себя «ничего не стоящими» так не поступают! А только те, кто благодарит Бога, «что он не таков, как прочие люди».

 

Поэтому, и написано: получивший прощение всего долга, лишенный сознания своего ничтожества — потенциальный злодей; возрастает в надменности и гордости, всё делает для своего тщеславия, превозношения себя и уничижения других. Таковой никогда не задумывался над вопросом, помещенным мною в заглавие главы, он — злой раб и идёт по дороге узкой и прямой, ведущей в темницу «доколе не отдаст всего долга».

 

И только некоторые, на той дороге услышат по неизреченной милости Господней голос Иисуса: «…что ты гонишь Меня?» «Кто ты судящий чужого раба?!»

 

Тексты Писания Нового Завета сказанное подтверждающие, найдёте сами (если пожелаете), а две песни напомню. Одна начинается «Быстрым орлом я хотел бы летать…», а заканчивается — «Знаю, зачем я не столько богат, сколько хотел бы…». А о другом гимне, мы даже не знали, что есть в Прохановском «Десятисборнике» — «..мы тварь, мы тварь, а Ты — Творец вселенной; Ты всё, Ты всё, а мы — ничто! Когда даёшь нам сил, и то не может дух принять смиренно». И как это чудно сочетается со словом Всё‑могущего к Гедеону: «..не могу…»! И подтвердилось опытом Павла: «когда я немощен, тогда силен».

 

А нас в самообмане утвердило, что страдали и терпели гонения от властей. Как будто те представители 57(54) вероучений, которых собрали в один «богомольный» лагерь, чтобы «угрызали и съедали друг друга», меньше нашего терпели и были гонимы, и каждый считал себя единственным имеющим «веру Божию»!? Одних ЕХБ там насчитали три или четыре группы, которые поотлучали друг друга; и отдельно от всех — «баптист-одиночка», который за весь свой срок так ни с кем и не нашел общего языка…

 

Боже! куда я попал?! Не знаю как, но так поступать и относиться к нашим ближним — гадко, мерзко и отвратительно. Одним словом: пакостно! А всё началось, повторяю, со святого желания идти по пути очищения и освящения… точно, как предсказал ещё пророк Исаия: «.. поститесь… чтобы дерзкою рукою бить других».

 

И заметьте, не из леса выскочивший разбойник «схватив, душил…», а получивший прощение всех своих грехов, спасенный, свободный от бремени вины; и душил не врага, а товарища, и даже не своего раба, а такого же как и он раба Царя. Невероятно, но факт!

 

И я познал, что идти по следам Христа — сделать хорошее другому, в чем бы оно не заключалось, даже в твоей улыбке встречному прохожему. А вся прочая наша деятельность, отстаивание тех или иных догматов веры, переносимые за то лишения и пр. и пр. — дерево, сено и солома… что отдал — приобрёл; что удержал — потерял.