Глава 36. «Святой» обман

Глава 36. «Святой» обман

…не говорите лжи друг другу…

Данный вопрос сродни «Пользует ли Бог нечистыми руками, чтобы совершать Своё святое дело», или — «Нуждается ли истина в защите её ложью» и т.п.

1. — Многие слышали пример, как христианин спас своего брата, убившего человека, переодевшись в его окровавленную одежду и выдав себя за убийцу.

2. — Поначалу мне было непонятно, зачем 90‑летний старец увлеченно рассказывал нам, как в молодости его дважды спасал от смерти Иисус, являвшийся в виде необыкновенного вида юноши, от которого злоумышленники в ужасе разбегались. Но когда тот старец стал говорить о печати антихриста в наши дни, а я скромно возразил, то он аж привстал и грозно устремив на меня свой испепеляющий взор, воскликнул: «Ты что мне перечишь; я два раза Господа видел, а ты мне перечишь!?» И тут мне открылось, для чего он прежде рассказал нам случаи своего чудесного избавления.

3. — Ваня Моисеев, христианин, с которым во время службы в армии случались чудеса. О чём он, в простоте, при встречах с друзьями, рассказывал и описывал в письмах своим родителям. И когда до братьев дошел слух о трагической смерти брата Вани, поручили Г. Винсу провести частное расследование. Собранный материал отредактировали, приложили фотографии и передали для печати… А Винса, в 1974 году осудили за «изготовление измышлений с целью возбуждения религиозных суеверий»…

4. — Сергей Курдаков, 1951‑ого года рождения, комсомолец моряк, в сентябре 1971 года воспользовавшись сильным штормом незаметно спрыгнул с корабля, вплавь добрался до берега и попросил у Канадских властей политическое убежище… Покаялся от проповеди Давидюка; «миссия» Джо Бааса, занимающаяся сбором средств для отправки в страны соцлагеря контрабандным путем Библий завлекла Сергея работать на неё; и Сергей стал ездить по городам Канады и США и рассказывать о «зверских гонениях» в России, в которых, якобы, принимал непосредственное участие. С его слов была написана книга «Прости меня, Наташа», которая вызвала на Западе небывалый ажиотаж… разошлась миллионными тиражами и была переведена на многие языки.

В январе 1973 года, Сергей, находясь в небольшом курортном городке Калифорнии, по никому не ведомым причинам пустил сам себе пулю в висок (версия полиции), а Ярл Пейсти, доказывал журналистам, что это трагическая случайность — Сергей, де, хотел объяснить (кому?!) что значит «русская рулетка», а взял не русский, а американский револьвер, барабан которого вертится в обратную сторону — как и многое в США — нажал на курок, думая, что патрон не в стволе…

5. — И последний пример в этом странном, на первый взгляд, букете — Г. Крючков, о котором мы слыхали и читали много невероятного, чудесного и противоречивого. И о котором пойдёт речь особо и последний раз.

При всём различии, их связывает то, что издревле называли «святым» обманом. Но для начала несколько слов о чудесах, вообще. Так как там обмана более всего.

В христианстве принято делить чудеса на истинные, от Бога, совершаемые Божиим человеком и ложные — совершаемые диаволом и его служителями. Но такое деление чудес явно несовершенное. Так как под понятие «ложные» подпадают всякого рода мистификации. А в Библии описаны настоящие чудеса, которые творили злые силы; «настоящие» в смысле не обманные действия фокусников и прочих шарлатанов.

Так если в От. 13 гл., написано: «другой зверь выходящий из земли… творит великие знамения (ниже они названы чудесами — 3.6.), так что и огонь низводит с неба… и дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал…» — то всё сие никак не фокусы циркачей, которые можно разоблачить, не «плачущая» икона, не «чудотворные» мощи-чучела наполненные опилками…, а нечто алогичное и выходящее за рамки законов природы известных науке.

И я бы предложил о чудесах судить не гадательно — какие силы, добрые или злые, сотворили чудо, а по плодам отличать истинные чудеса от ложных… И под словом «плоды» разуметь цель: для чего, с какой целью сотворено, или «сотворилось» чудо… Если, к примеру, сотворивший чудо, или знамение скажет притом: «пойдем вслед богов иных» — Вт. 13 гл., — или объявит себя Христом и потребует повиновения — Гал. 1:8 — подобные чудеса и сами чудотворцы не от Бога — 1 Иоан. 4 гл., а чудеса ими творимые — ложные, т.е. преследуют цель отвратить человека от поклонения истинному Богу. А если проповедующий благую весть и во удостоверение истинности свидетельства сотворит какое чудо для неверующих — то это вполне согласуется с написанным — Мр.16:17; 1 Фес. 1:5 и др.

А чтобы чудесами не обольщались верующие, о чем предупреждал Иисус — Мф.24:11 — не следует чудиться!!! Или современным языком — чудеса и знамения не должны возбуждать в нас чувства страха или восторга, которые помрачают разум; не следует бегать в поисках чудес в пустыню и не искать их в потаенных комнатах… Мф. 24:24. Это и есть не чудиться.. чтобы не оказаться прельщённым! («чудиться», как производное от «чудо» — означает удивляться, изумляться, дивиться). Ибо истинные чудеса могут творить не только ангелы тьмы и слуги диавола, а и самая что ни на есть нечистая тварь — заговорила человеческим голосом ослица, на которой ехал пророк Валаам. А изумление — первый шаг к принятию и начало увлечения, которое ослепляет. А важно, прежде всего, увидеть во имя чего творится то или иное чудо. Где нет такого видения, там есть прельщение.

Таково моё глубокое убеждение. А если кто мыслит иначе — не мне его судить. Пусть таковые и дальше по примеру фарисеев делят чуда на творимые перстом Божиим и Веельзевулом — Мф.12:24…, а мой совет определять по плодам — какую цель преследует рассказывающий о чудесах случавшихся с ним или с кем иным. Итак:

1 — Пример с переодеванием в окровавленную одежду убийцы — вымышленный и практически неповторимый. Но взять на себя вину другого — чудо, само по себе. Христиане, страдая, восполняют в плоти недостаток скорбей Христовых за тело Его, которое есть церковь — Кол.1:24. Как бы берут на себя вину других, становятся соучастниками… при условии, если не будут жаловаться, протестовать, или даже о том хвалиться — иначе разрушат ту мистерию, как если одевший на себя окровавленную одежду брата, при вынесении приговора стал бы доказывать, что он — не убийца. Это уже не жертва за Жертву, а конфуз упраздняющий страдания за Христа!

И не знаю, убедил ли Павел Коринфян в истинности своего апостольства тем, что целых две главы посвятил описанию своих страданий и необычных откровений. Правда, вы не найдете там и тени обиды на тех, кто причинял Павлу те страдания. Но… при всех обстоятельствах нас вынуждающих хвалиться, остается слово Иисуса: «..они уже получают награду свою». И верно сказал поэт: «Прекрасна только жертва неизвестная…», а не те мои страдания, о которых готов рассказывать всем и вся.

А в целом, страдания не призваны что-либо доказывать; они «общие», т.е. как солнце восходит над злыми и добрыми, так и страдания — удел тех и других. И одновременно, сугубо личные, которые знаешь ты и твой Господь. И Он в день Оный скажет каждому, за что были изъязвлены и мучимы в духе — за Него, Христа ради, или за то, что сами дерзкою рукою били других. Поэтому — не гордись, но бойся!

2 — Старец, двукратным явлением Иисуса убедившийся в своей непогрешимости толкования начертания зверя, может как Савл-Павел рассказывать о том и убеждать неверующих во Христа. Как и чудо явления Воскресшего Фоме говорило не о силе его веры, а тем более не о верности его понимания Писаний, а о его неверии. А для тех, кого Дух истины научает и наставляет на всякую истину — Иоан. 16:13 — написано: «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного» — Гал. 2:6… Ничего особенного — кредо апостола. Но не у всех такая вера — младенцы ищут чудес, а Иудеи, написано, требуют — 1 Кор.1:22. А благодарит Бога и велика вера у того, кто верует ничего не видя!

3 — Чудеса, о которых рассказывал и писал родителям Ваня Моисеев, нигде и никак им самим не были связаны с навязыванием своих убеждений другим, как в отмеченном во Вт. 13 главе: «..пойдём вслед богов иных». И для верующих определенного возраста это вполне приемлемо и не подсудно. А вот то, с чем увязали мы те чудеса, на что направили внимание верующих — ответим и пред Господом. Что если я скажу так: «Чудеса и мученическая смерть брата Вани подтверждает, что он был послушен во всем Господу и безбожной власти, и даже присягу принял» (?!). Неприемлемо? А наоборот приняли бы?! Тогда выходит, что книжники фарисейской стороны в этом вопросе стояли выше нас, и были более рассудительны и снисходительны — Дея. 23:9.

Ещё суд обвинил Г. Винса в «измышлениях», особенно относительно причины смерти Вани Моисеева. Но у нас нет достоверных данных, чтобы рассуждать. Но мы вплотную подошли к неудобовразумительному: «ложь во имя истины», или ещё «святой» обман, что Иезуиты вывели в формулу — «цель оправдывает средства» — например: смерть в дорожной аварии выдать за злой умысел врагов Евангелия (?!).

4 — Спустя некоторое время после трагической смерти Сергея Курдакова, самое простое журналистское расследование, результаты которого изложены в документальном фильме названном: «Прости меня, Сергей», открыло нечто и повергло многих в шок (а кто и в вере мог разочароваться!) — всё, о чем рассказывал Сергей в книге «Прости меня, Наташа» не соответствовало действительности; ни его биография, ни «зверские» разгоны собраний верующих по заданию КГБ Камчатки. А некоторые братья вынесли свой вердикт: «.. не верю ни одному слову написанному в той книге — это всё небылица». Но… на фоне общего «разоблачения», одна просьба Сергея, обращенная уже не к Западному читателю, а ко всем верующим в России, просьба, на которую дотоле не обращали внимания, приобретает новое, сокровенное и даже сакраментальное значение: «…может быть вы меня поймёте и простите». Это — последняя, до нас дошедшая, просьба Сергея, освященная его «загадочной» смертью в 22 года от роду. Смертью, которую поспешили объявить роковой случайностью (!?).

Кто не читал книги «Прости меня, Наташа», прилагаю отдельные отрывки:

«…я говорил с председателем организации Л. Джо Басс, который очень заинтересовался мною… Мы беседовали несколько часов и я узнал об обширной деятельности этой организации, которая выполняет колоссальную работу, снабжая преследуемых верующих социалистических стран библиями и другими христианскими книгами. Я горячо поблагодарил его от имени всех советских верующих и от себя лично».

«Тем временем шли к концу мои занятия на курсах английского языка, и я был готов приступить к работе. Получив приглашение на работу в качестве радиоинженера на одной фирме по выпуску электронных приборов, я шёл с радостными надеждами навстречу новой, свободной жизни. Мне был обещан хороший заработок, я мог себе позволить приобрести автомобиль, основать семью и заиметь уютный семейный очаг. Это всё было очень заманчиво. Но, думая обо всех приятных вещах, меня не оставляли грустные воспоминания о России. Я не мог забыть о всех верующих, которые во имя веры всё ещё страдают, о тех юношах и девушках, которых все ещё вводят в заблуждение, вбивая им в голову, что верующие — это злейшие враги народа. Я думал о миллионах молодых людей, разочаровавшихся в идеологии партии, ибо её тезисы не соответствуют действительности. Я думал о том молодом человеке, которому в настоящее время приказывает Никифоров и Азаров (работники КГБ — 36), уничтожая в нём все человеческое. Я понял, что не могу иначе, я должен что-то сделать, чтобы приостановить продолжение этой бесчеловечности».

«Поэтому я начал открыто говорить и докладывать в церквях, перед прессой, выступать в телевизионных передачах и повсюду, где я видел малейшую возможность помощи верующим Советского Союза. Я просил людей молиться за советский народ, который пребывает в полном неведении истины и правды».

«Возвращаясь однажды с западного вокзала города Торонто, я почувствовал, что меня преследуют. Вдруг я резко остановился и внезапно оглянулся. За мною стояли трое здоровых парней. Один из них сказал на чисто русском языке. „Если ты знаешь, что для тебя хорошо, то ты придерживай свой язык! Ещё раз откроешь свой рот, то ты не переживёшь ‘несчастный случай’! Помни, мы тебя предупредили!“ Они повернулись и исчезли в темноте».

«Я слишком хорошо знаком с работой КГБ и знаю, что это не было пустой угрозой. Но я также знал, что я несу большую ответственность за мой народ, особенно за тех, которые тяжело страдают за веру. „Если и я буду молчать, то кто тогда скажет? Кто знает эту проблему лучше меня?“ — думал я. И поэтому я решил, несмотря на угрозы, делать то что я считал для себя правильным»

«……я передаю душевное послание всем верующим России, которые внесли свой вклад в то, чтобы моя жизнь изменилась и приобрела истинный смысл. Моё послание я записываю в эту книгу в надежде на то, что оно дойдёт однажды, каким-то образом, до Вас, верующих, и может быть Вы меня поймёте и простите

«……И Наташе, которую я страшно избил, но которая готова была и в третий раз принять истязания, ради своей веры, ей я хочу сказать: „Наташа, главным образом ты изменила мою жизнь, и я являюсь теперь твоим братом во Христе. Предо мною лежит новая жизнь. Бог простил мне. Прости и ты меня. Я надеюсь, что ты это сможешь.

Спасибо, Наташа, где бы ты не находилась.

Я тебя никогда, никогда не забуду!“»

 

А вот как Сергей описывал свой побег на Запад и как по зверски поступал с верующими в России, будучи руководителем «спецотряда»:

«В этой северной широте вопрос жизни и смерти — это вопрос времени, которое проводится в воде. Я считал, что мог бы выдержать в воде около четырёх часов. Благодаря регулярным тренировкам я был в отличном физическом состоянии. „Теперь или никогда“, — сказал я себе. В душе своей я знал, что это должно произойти…»

«Мощная волна в один миг швырнула судно на высоту двухэтажного дома. Я решил подождать, пока мы спустимся в глубину морской пучины, затем перелез через перила и, сломя голову, бросился в зловещий чёрный океан…»

«…мысли хаотично блуждали в моей голове. Всю мою жизнь — начиная с шестилетнего возраста — жил я один. Без отца и без матери. И теперь я должен в одиночестве умереть, потерянный в огромном океане?

Я пытался придерживаться нужного направления. Где находился берег? В этом направлении или в том? Откуда мне знать, если я вижу лишь несколько метров вокруг себя. Я прекратил движение вперёд, и плыл по кругу и растерянно пытался выбрать правильное направление. Тут я признал, что потерян, абсолютно и навсегда потерян.

„Сергей, — сказал я, — с тобой покончено. Ты погиб. Никто о том не знает. Никто о том не сожалеет. Ни одна человеческая душа.“

Я был воспитан Марксом, Энгельсом и Лениным. Это были мои боги. Три раза я преклонял колени перед безжизненным телом Ленина и страстно молился. Это был мой бог и мой учитель. Но теперь моя душа обратилась к Богу, которого я не знал. Инстинктивно я молился: „О Боже, я никогда не был счастлив на этой земле. И если я теперь умру, то прими мою душу в твой рай. Может быть, там моя душа найдёт немного счастья. О Боже, я не прошу тебя спасти моё тело, но если оно сейчас опустится на дно морское, то возьми мою душу к себе в небо, я прошу тебя, Боже!“ Затем я закрыл глаза и подумал: „Теперь я готов, теперь я могу спать.“ Я расслабился и прекратил свои плавательные движения. Моя борьба закончилась.

Постепенно я почувствовал в себе странные изменения. Хотя я израсходовал, казалось всю свою энергию, но вдруг я почувствовал в моих руках прилив новых сил. Словно сильные и любящие руки живого Бога дарили мне жизнь и энергию. Я не был верующим и никогда не молился. Но в это мгновение я чётко почувствовал резерв новых сил в своём вялом, холодном, мокром теле. Я свободно мог плыть дальше! Мои руки, которые несколько минут назад висели, словно наполненные свинцом, могли снова свободно работать. Почти четыре с половиной часа я пробыл в воде.

Самое странное во всём было то, что я вдруг чётко понял в каком направлении надо плыть. Даже если волны меня швыряли то туда, то сюда, всё равно знал я, в какой стороне находится земля. И я плыл, не чувствуя усталости.

Я не мог понять, что со мною стало, но я знал, что жизнь моя не кончена. Вскоре я услышал сильный шум впереди из тумана»…

«С полной силой плыл я навстречу шуму. Когда дождь немного унялся и туман рассеялся, я увидел её — это была прямая, остроконечная скала, возвышавшаяся над водой. Настоящая скала! Скала, о которой шумя и грохоча разбивались огромные, мощные волны океана. Да, да! Это была она! Земля! Я достиг её! Я сумел! Моё сердце прыгало от радости».

А вот его описания «зверств» чинимых при разгоне верующих:

« — Какие фантастические средства тратятся на это дело! — воскликнул я.

— Это ты себе и представить не можешь, — подтвердил Никифоров (работник КГБ — 36). Ты же знаешь, сколько только на вас тратится. Как я тебе уже говорил, Курдаков, у нас имеется два врага: американские империалисты и эти верующие, подрывающие наш авторитет изнутри. Их надо держать под строгим контролем во что бы то ни стало. Только на Камчатке их около тридцати тысяч при численности населения 250000 человек.

И коммунизм никогда не может триумфировать, пока мы не изменим мышление народа. А мышление народа отравляют эти верующие. Так что мы обязаны их победить — это наша с тобой задача, — заключил Никифоров».

 

«…один удар дубинкой по голове прекращал любое сопротивление. „Хватайте тех, в реке!“ — закричал я, видя, что крещаемые всё ещё стоят нетронутые в их белом одеянии. Оставив лежащих на берегу, мы ринулись в речку. Я успел увидеть, как Александр Гуляев ударил одну девушку по голове так, что у неё тут же образовался пузырь над ухом. Хватаясь руками за голову из неё фонтаном брызнула кровь. Я схватил одного молодого человека за шею, и после приёма дзюдо он скрылся под водой.

Услышав за своей спиной страшный крик, я оглянулся и увидел, как Анатолий Литовченко расправлялся с Василием Литовченко. Все остальные наши ребята забивали людям рот песком, грязью и камнями, чтобы они не могли кричать или молиться…»

«…Долго не размышляя, я отдал приказ надеть наручники мужчинам и гнать их к нашей милицейской машине, стоящей в кустах. Затем вернулись за женщинами.. Озлобленные видом их окровавленной одежды, они срывали её с их беззащитных тел. Стыдясь своей наготы, те прятались друг за другом, собираясь в кружок. Наши парни расталкивали их дубинками и смеялись: „Эй, посмотрите, так, оказывается, выглядят верующие!“ Так мы развлекались, и наш хохот раздавался по всему лесу. С низко опущенными головами плакали пожилые женщины прикрывая собою осмеянные юные тела девушек».

«„Теперь, вперёд“ — скомандовал я, поднимая падающих с земли, толкая и подстёгивая их дубинками мы доставили женщин к милицейской машине. Верующие мужчины, увидя нагих, окровавленных женщин, стыдливо отвели глаза в сторону. Те же тихо плакали.

„Закройте пасть!“ — взревел Владимир, размахивая дубинкой. Мужчины сидели впереди, женщины оказались в середине, а мы заняли задние места в машине».

 

«…Тут подскочили Борис и Юрий, которые рванули на себя молодого человека и поволокли его на улицу. Лицо его впоследствии выглядело как сплошная кровавая масса. Сергей Кононенко выпустил свой нож и упражнялся среди женщин. Один старый человек лежал на полу, израненный ножом, и истекал кровью. Он пробовал подняться, но это было замечено Юрием. Он подскочил и, наступив своими тяжёлыми сапогами на грудь, придавил его к полу, в комнате раздался хруст ломающихся рёбер. Старик катался по полу от боли. Оглянувшись на крик, я увидел, как Виктор Матвеев схватил одну юную, очень красивую девушку, подняв её над головой со всею силою, ударил её об стенку. Застонав и потеряв сознание, она упала на пол. Виктор засмеялся и крикнул мне: „Я думаю, что и веру я вышиб из её головы.“ Я подумал с сожалением: „Какая потеря! Такая красота пропадает!“ Я очень желал бы её встретить в другой обстановке».

«…Картина была зверская, сквозь плач и мат слышалась отчаянная мольба: „О, Боже помоги!“»

«…Дверь от сильного толчка отскочила, и мы вмиг оказались перед собравшимися. К нашему огромному удивлению, оказались мы на собрании молодёжи, которая была очень поражена нашим появлением. Не долго размышляя, мы принялись за наше дело: тела летели, бились, ударялись о стенки, падали на пол. Я окинул комнату взглядом и, не верил своим глазам — здесь стояла снова эта прекрасная девушка Наташа Жданова!

Такое быть не может! Но это была она. Впервые я сумел её разглядеть: она была ещё прекрасней, чем я представлял — длинные светлые густые волосы и огромные тёмно-голубые глаза, безупречно чистая, нежная кожа лица с тонкими, правильными очертаниями. Это была красота, которую я никогда ранее не встречал. Виктор тоже её увидел и закричал: „Ээ! Посмотрите, она опять здесь! Это опять она!“

— Да, да, кажется, ты на неё мало подействовал, Виктор, теперь моя очередь! — закричал я, стряхнув с себя очарование.

…Я схватил и бросил её на стол, лицом вниз. Вдвоём с Виктором сорвали мы с неё одежду и начали со всею силою бить её кулаками по спине. Мои руки горели, но я с остервенением бил её, не обращая внимания на то, что спина представляла собою уже сплошную открытую рану. Наташа, силясь сдержать стон, закусила себе нижнюю губу так, что по её подбородку струилась кровь. Наконец она не выдержала и зарыдала. Вне себя от непонятных мне чувств, я бросил её со стола. Она в изнеможении упала на пол.

Все другие верующие, израненные и истерзанные, были разбросаны по всему полу. Здесь уже нечего было делать, и поэтому я призвал парней собраться к отъезду».

 

 

«…я потерял самообладание. Почему она не просит для себя помощи, а молится обо мне! Это меня ещё более разозлило. Я схватил свою дубинку покрепче и взмахнул ею со всею силою — и вдруг…! Словно кто-то рванул меня сзади за руку, и будто электрический ток пронзил меня насквозь. Опешив от боли, я инстинктивно повернулся… Но там никого не было. Никто даже не обращал внимания на меня! Дубинка выпала из моих рук. В оцепенении смотрел я на окружающее. Кровь прильнула к моей голове. Тут я забыл всё. Женщина, закрыв глаза, всё ещё молилась. Ужас охватил меня. Слёзы текли по моему лицу. Я выбежал на улицу, чтобы скрыть нахлынувшие рыдания от посторонних глаз. И я побежал. Куда — я не знаю. Я бежал и рыдал, останавливался и снова бежал, устремляясь подальше от людей…»

 

У нас нет основания ставить под сомнение искренность Сергея. И его цель — насколько можно видеть — весьма благородная, сопряженная с великой жертвенностью: помочь преследуемым верующим в СССР; помочь сбором средств для печатания Библий и отправки нелегальным способом… А для этого Западному покупателю «товар» необходимо преподносить в яркой и привлекательной упаковке… И Сергей, как новообращенный попал в ту сеть лукавого, в те глубины сатанинские и, по научению Бааса, стал придумывать нечто такое, чтобы и привыкшие к «телеужасам» ужаснулись и раскошелились…

Такое объяснение, как никакое иное, придает ключевое значение последней просьбе Сергея к верующим в России: «..может быть вы меня поймёте и простите» (!?!); тогда и его «случайная» смерть предстанет в ином свете — трагическим завершением угрозы: «…ты не переживешь „несчастный случай“». Только не в смысле, что его убили, а что он сам не выдержал, стало невмоготу ради денег сочинять и рассказывать мифы… Ведь не мог он не увидеть и того, что львиная доля собираемых средств на печатание Библий, оседает в кармане «президента организации» и на том оканчивается его «любовь к верующим России». А такое осознание убивает нас, славян, кому чужда психология Запада — извлекать прибыль и из самого святого и сокровенного, ничем не брезгуя…

Итак, пред нами пример лжи во имя высокой цели, ненадуманный пример «святого» обмана. При том, обмана не искусного и хитро сплетённого, а любому верующему России, понятного с первого взгляда. Но в Канаде, США и в других странах люди жертвовали большие суммы; и факт — многие души искренне начинали веровать во Христа и исповедовать свои грехи… точно, как написано: «Если верность Божия возвышается моею неверностью (дословно: моею ложью), за что ещё меня же судить, как грешника?» — Рим. 3 гл.

Можно много рассуждать и спорить, что возвышается моею ложью — Божия верность, или что иное, но вина Сергея не столь велика в сравнении с виной того, кто совратил Сергея ради корысти. Он и в ответе за его смерть…

 

Spokane, March 9, 2008   3.6.