Глава 47. Почему…?

Глава 47. Почему…?

Он сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном, и скажите мне: крещение Иоаново с небес было, или от человеков? (Лук. 20 гл.)

Почему христиане превозносят Авраама, хотя послушанием Богу он причинил сыну непоправимую психическую травму? Представьте — связал Исаака, положил на жертвенник и взял в руки нож, чтобы принести его в жертву всесожжения… И не удивительно, что так потерпевший в отрочестве, Исаак впоследствии ничего не смог сделать для Бога достойного похвалы; даже себе сам и жены не сумел найти…

 

Однако, на это «Почему…?» есть ответ меня удовлетворяющий — Авраам, как и Лот «..был человек праведный и непорочный в роде своем» — Быт. 6:9; 7:1. А в нынешнем «роде» таких «праведников» помещают в психиатричку, либо пожизненно в тюрьму. И так потому, что Бог — как Он показан в Писаниях, в вопросах моральных отношений между людьми — постоянно непостоянный и именем Его провозглашаемые заповеди меняются в зависимости от духовного уровня Божиих человеков и вынуждают Бога изменять Своё слово и раскаиваться даже в том, что создал человека — Быт. 6:6.

И я убежден, что добром не кончается использование написанного в Библии для обоснования агрессии и истребления там живущих «неверных»; или как образец достижения святых целей не святыми методами; а то и как учебник по астрономии, геологии, антропологии и т.п. Так что если хотим сохранить веру, как сохранил её апостол (2Тим. 4:7), никогда «не соображайте» духовное с телесным, чему пример, как нам преподносились сведения о событиях в Сэлэме (Salem — город в США).

Отца и мать Козловых выпустили до суда из тюрьмы под залог $ 8,000.00 и под подписку являться на все судебные заседания. Это — информация. А о том же очами веры: «По молитвам детей Божиих отца и мать Козловых выпустили из тюрьмы». Так изрекали Писания и святые Божии человеки — говорили, что видели очами веры, а не рассуждали, за какие 6 дней Бог создал небо и землю, как Иегова бросал с неба камни на врагов Израиля, или какой манной с неба питал их 40 лет в безводной дикой пустыне и т. п.

 

Кто не обратится и не умалится как дитя, не «растворит» верою услышанное Слово — не наречется «великим» в Царстве Небесном, учил Иисус — Мф.18 гл. А тем более, кто преследуя корыстные цели соображает духовное с телесным. Такие превращенцы Писаний и других соблазнившие, но кому при жизни только дарили, а не вешали на шею мельничный жернов, угодят в долговую темницу (Мф. 18:23–35), как богач, у ворот которого лежал нищий Лазарь; как и братья его, следом за ним идущие…

 

В среднем, я говорил проповедь 40–50 минут. Но однажды вложился в одну минуту. Второго мая на лесном общении под Харьковом я говорил слово в заключение, за что снова попал в заключение. А у меня еще не отошли «зашпоры» после первого… Короче, когда меня ввели в кабинет к принявшему смену дежурного по Управлению, то приведший полушутя сказал ему: «Эх, много ты потерял, что не слышал, какую он там в лесу речуху толкнул». А дежурный пожелав разыграть ту шутку и, нарушая требуемый распорядок, обращается ко мне и предлагает повторить ту «лесную» проповедь. А в кабинете их собралось офицеров человек 7. Но не это тормозило, а настрой моего духа (я готовил себя к бессрочной голодовке). Поэтому я стал отказываться.

— А у меня Библию отобрали…

— У кого его Библия, отдайте ему.

Мне буквально вложили в руки Библию. Но продолжая отнекиваться, я сослался на другую причину, что как читать вслух из Библии, если они в головных уборах. А тот подполковник, войдя в азарт, неожиданно для меня снимает свой форменный картуз и кладет его на стол, а за ним и все офицеры поснимали свои картузы.

— Читай! — И мне ничего другого не осталось, как мысленно воззвать к Богу, открыть Библию и, влагая в каждое слово весь остаток своих сил, начать читать:

Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться… И тут подполковник то затеявший, не выдержал, выбежал из-за стола и приблизившись ко мне вплотную, тыча пальцем себе в грудь и чеканя каждое слово, с явной угрозой в голосе, выдавил:

— И мне твой Бог повелевает покаяться?! — Понятно, я знал, что в распоряжении его буду всего 12 часов. Но и этого достаточно, чтобы бросить меня в «пресхату» или причинить иную пакость в отместку…, а этого только мне и не хватало. Однако, дух придавленный случившимся, воспрянул на мгновение: «ааа, будь что будет!» — и глядя ему прямо в глаза, без малейшей дрожи в голосе, уста провозгласили:

— И тебе! а если не покаешься здесь, будешь вечно каяться в аду!

— Довольно! Выведите! — побагровев в лице, гаркнул он. И у меня снова отобрали Библию и поспешно вытолкали на коридор…

А это я к тому, что все мы, кто превращая Писания и соображая духовное с телесным совратили хоть одного из малых Его, завели не туда, и здесь не рассчитались, не осознали и не раскаялись, также будем вечно каяться в аду!!

 

Не желал бы оказаться в глазах детей и внуков «Почемучкой»; да и не совсем для меня прилично задавать вопросы, если сам не знаю ответа. Однако спрашиваю: почему к Советской власти и её законам верующие ЕХБ относились не так, как сегодня те же верующие относятся к власти США и её законам?

 

Не хотел бы тратить и время доказывая правомочность моего вопроса. Но знаю, что не все это видят, и будут возражать. А поэтому на примере происходящего в Сэлэме, хотел бы заострить внимание на той разнице — как поступали верующие ЕХБ в СССР, как относились к законам страны Советов, как вели себя во время следствия и в суде, и как сегодня те же верующие ведут себя в Америке (об отличиях в быту уже и молчу — как своё мы несли с заводов и колхозных полей, и обманывали власти, где только могли). Итак:

На следствии и в суде мы решительно отказывались «сотрудничать со следственными и судебными органами в целях отыскания правды». При этом ссылались на Евангелие — что Иисус не отвечал на вопросы о Его учениках; и что «внешние» ничего не значат в Церкви и поэтому грех ставить их нашими судьями и разрешать вмешиваться во внутренние дела Церкви. При том, «Церковь отделена от Государства..»;

 

Обычно, мы отказывались от адвокатов, заявляя, что мой защитник — Христос, и не участвовали в судебном разбирательстве, а использовали ту возможность для свидетельства пред ними;

Подражая апостолу Павлу, мы ни за деньги, ни за те или иные уступки не «покупали» себе «свободу», тем более временную, не просились предоставить на УДО (Условно Досрочное Освобождение) и не писали прошений о пересмотре дела на предмет применения амнистии (амнистия, гр. — прощение). Так как понимали, что амнистируют виновных. А мы категорически отказывались признавать себя виновными, и поэтому заявляли, по примеру трех отроков: «не нуждаемся в вашем помиловании, мы страдаем за Христа, Который и есть наше Оправдание; мы не просили судить нас; и не просим помиловать нас — а требуем справедливости» (хотя подсудимые и осужденные в СССР по закону требовать не имели права);

 

Так или иначе мы заявляли, что законы СССР относительно Религии — особенно ЗРК от 6 апреля 1929 года, как и условия регистрации поместной церкви — антиевангельские, произвол и узаконенное беззаконие, и прямо отказывались их соблюдать, стараясь не нарушать только те законы, которые, по нашему убеждению (!?), не противоречат Учению Господа нашего Иисуса Христа;

Исходя из априорного утверждения, что верующий не может совершить преступления, мы мгновенно реагировали на слухи о «незаконных» разгонах собраний, лишениях верующих родительских прав, арестах и судах, штрафах, конфискации литературы и нелегальных типографий. В знак протеста, не спрашивая разрешения, устраивали собрания, манифестации и демонстрации протеста; умышленно, с целью спровоцировать конфликт, оказывали пассивное и активное неповиновение — отказывались подчиняться незаконным, как мы считали, требованиям представителей власти прекратить собрание и разойтись, блокировали свободный проход милиции, теснили, срывали погоны, фуражки, хватали за одежду…

 

Перечень того, как мы уразумели «стать в проломе..», можно продолжить, но и выше перечисленного вполне достаточно, чтобы сопоставить и увидеть отличие в нашем отношении к Советской власти и её законам и нашим отношением к власти США и их законам. И Сэлэмские события — тому наглядный пример.

 

Вмешательство властей США во внутренние дела домашней церкви семейства Козловых, по существу ничем не отличается от вмешательства Советской власти в дела Церкви посредством требования соблюдать Законодательство о Религиозных Культах. Здесь и там действия властей было обосновано на Законе, который в Сэлэме, и там в СССР, нами нарушался…

Кратко о Сэлэмских событиях. Семья Козловых — верующие ЕХБ, сторонники МСЦ. Мать родила седьмого ребенка. Возвратившись с новорожденным, они всей семьей сфотографировались, а спустя несколько дней трое старших детей «взбунтовались» — сын (14 лет) наклеил себе «наколки» (еще раньше он был «взят на учет» и оштрафован за попытку вынести из магазина диски); а две старшие сестренки (12 и 15 лет) обрезали косы и сделали прическу. Мать строго наказала ослушников, как написано в Библии: «..кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына..»; и ещё: «..если накажешь его розгою, он не умрет..», а напротив «розга и обличение дают мудрость». Но не подумала, как это делать, чтобы на их телах не осталось «следов розги»… А по законам США родители имеют право «дисциплинировать» своих детей, но так, чтобы не причинять физического увечья, не оставлять на теле синяков, ссадин, кровоподтёков и т.п.

 

Дети знали это и позвонили в полицию. Реакция блюстителей закона была, как обычно, мгновенной и решительной — это вам не в СССР! — шестидневного ребеночка буквально отняли от груди матери и вместе с остальными детьми увезли в «безопасное для них место». По последним данным — отдали до решения суда в семью меннонитов. А мать и отца в наручниках увезли в тюрьму.

 

Как и положено по законам США, состоялся «предварительный» суд. И в пределах своей компетенции, судья допустил к участию в судебном процессе адвокатов, которые тут же стали «помогать» подсудимым — «добились» решения судьи: подсудимых выпустить из тюрьмы под залог, а грудного ребенка временно возвратить матери… (поначалу на два часа в сутки и в присутствии «ответственного», а потом перерешили: …на всё время до окончания судебного процесса).

 

Уже и фото на интернете выставлено, как мать кормит младенца из бутылочки, так как за то время молоко у неё «перегорело». И не подумали «защитники» детей, что оторвав младенца от груди матери они покалечили его куда больше, нежели мать побившая розгою старших. А возможно это делалось с неким умыслом, так как не без основания полагают, что с молоком матери передается и вера, и многое другое… Ведь не пустая сказка, что Моисея вскормила его мать еврейка, так что вся мудрость египетская, которой Моисей потом кормился, не заглушила полученного с материнским молоком.

 

Начавшийся «судебный процесс», если судить по аналогичным случаям, растянется года на два-три. И закончится двумя-тремя годами «условных» и детей вернут их «биологическим» родителям, если к тому времени их психику не перестроят на американский лад — дети не принадлежат родителям по факту рождения, и семья в США — не ячейка государства. Это вам не страна Советов!! А родители лишь временные «опекуны» ими рожденных детей; и дети — даже не «дети полка» («сын полка» — в СССР крылатая фраза времен войны, когда воинским частям разрешалось усыновлять беспризорных детей), а дети всей Америки и они с самого мальства приучаются к свободе выбора, где и с кем жить!?!

 

Единственное, чего пока не добились адвокаты — не убедили подсудимых подписать официальный документ, что они признают себя виновными.

 

Ещё судья предупредил, чтобы до окончания судебного процесса родители не имели никаких контактов с детьми, не пытались их искать, или через кого либо переубеждать — за это сразу тюрьма. Еще, если верить сказанному, дети уже заявили, что не желают возвращаться к родителям. И в который раз повторяю: это вам не СССР!! И хотя США предоставляли убежище нам, таким, какие мы есть — религиозные фанатики — но, события в Сэлэме можно рассматривать и как напоминание, что терпению властей приходит конец, и что они торопят события…

 

К сказанному можно добавить, что реакция верующих США (русскоязычных), и особенно «Отдела Заступничества», заступившего место СРУ, ни в какое сравнение не идет с реакцией на т.н. произвол Советских органов власти — она напоминает диагноз: «вяло текущая шизофрения», или нечто в этом роде. И не думаю, что причина в самих верующих, что они стали другими, охладели, или оставили первую любовь… Нет, чутье подсказывает: причина в другом; а в чем не вижу ясно. Поэтому я и стал «Почемучкой»…

 

Почему мы, как и наши отцы в 20‑ых годах, позволяли себе судить о законах Советской власти, насколько они антиевангельские, и всячески злословить, молиться и других призывать молиться о власти не молитвой «во благо» — благослови и пр., а «вразуми», «обличи»… т.е. молитвой не во имя Его, а тех, кто ещё не стали христианами — Дея.4:24… А о власти Америки говорим только похвальное, словно законы США оправдывающие, скажем, однополые браки, требующие равноправия для «содомлян» и в церкви — или тот же закон, по которому судят Сэлэмских родителей — нами признаны Евангельскими. А если нет, то почему не протестуем, как протестовали в СССР?!

 

И почему «втихаря» соглашались с баптистами Запада, принимавшими на конференциях резолюции признавать властью от Бога только «избранную народом открытым голосованием», а не путем революции. Что на деле означало: Гитлер и фашистский режим — власть от Бога, о которой следовало молиться «благослови», и которой нужно было во всём повиноваться и «защищать» её с оружием в руках (что и делали все немецкие баптисты!); а Советская власть — безбожная, атеистическая, о которой пресвитер баптист Шилов молился и призывал всех молиться «даровать правительство праведных» (а Советскую власть, что, сбросить в тартары?!); и в некрологе по случаю смерти Г. Крючкова, был подведен итог всей деятельности «МСЦ ЕХБ», где черным по белому написано, что та атеистическая власть пала «благодаря молитвам» его и стойкости детей Божиих. Так о чём молился Г.К.; на что обменяли наши страдания, а наше неповиновение использовали как орудие идеологической диверсии???

 

И дальше, почему при Советской власти мы отказывались служить в Красной армии, брать в руки оружие и даже изготавливать его, а в США и стар и мал принимая гражданство присягается защищать родину с оружием в руках (в США это общий обязательный закон от которого, по особому договору освобождены только меннониты…);

 

Почему даже в своем исповедании веры баптисты СССР записали, что считают себя обязанными повиноваться властям только в том, что не противоречит Учению Иисуса Христа; а в США у нас нет той оговорки, и от нас законно требуют исполнять все законы, а их отмены добиваться в порядке тем же законом установленным;

 

Почему, как в детской сказке о золотом яичке, которое дед бил, бил (то бишь, царизм) — не разбил; баба била, била (тогда это Советская власть) — не разбила; а мышка бежала (это уже точно — США!), хвостиком махнула, яичко упало и разбилось — здесь уж, вне всякого сомнения, что мы — разбитое яичко; мы, кто вдруг стали свято блюсти «царские» законы, и требовать того же от других. Мол, нельзя идти в чужой монастырь со своими правилами (!?); хотя мы существенно отличаемся от предыдущих эмиграционных волн. Поэтому и я на каверзное предложение в посольстве США ответил: А это ещё вопрос, кто кому обязан — мы Вам, что принимаете нас по статусу беженцев, или Вы нам, кто «добровольно» согласился эмигрировать в США (уже тогда было видно, что как вывозили из Африки рабов-негров, так, в принципе — неорабство и те же цепи, только модерные). И если хотите принять, нами заплатили контрибуцию за поражение в первом раунде «холодной войны»… Так что нам бы смотреть да остерегаться той нечисти, от которой чистый будет сосудом в чести, — 2 Тим.2:20, — а не помойным ведром…

 

И наконец, почему тех, кто в СССР подвергался репрессиям за убеждения, мы заносили в список пострадавших за Христа, а в США ту же мать, согласно Библии отстегавшую своих детей, мы почти готовы осудить (я уже слышу это)?! Хотя, как христиане, мы должны вступаться за обиженных и униженных, а не разбирать насколько виноват Закхей, или женщина «взятая в прелюбодеянии»…

 

И власти должны бы закрыть дело «в интересах of justice», и даже извиниться. Тогда и пресвитеры получат возможность в нормальных условиях учить уму-разуму свою паству, в том числе и чету Козловых. Иначе, если думают, что Советская власть обломала зубы о нас, религиозных фанатиках, то самое может случиться и с зубами всякой власти…

 

Конечно, я только рад — наконец дошло и нам, что по узкому пути колхозом (сори, братством) не идут; что в учении Апостолов Христа нет такого, чтобы мирским властям повиноваться «с рассмотрением», а везде стоит безусловное повеление повиноваться во всём, и во всех связках: «рабы — господа»; «всякая душа — высшие власти»; «дети — родители»; «жены — мужья»; «Божие стадо (овцы) — пастыри». А превосходнейшим Путем, каким пошел Иисус с Гефсимании, идут добровольно и по одному!

 

Искренне рад, но смущает другое: как быть с нашим прошлым, с тем, как мы других учили, и как сами рвали те связки, ссылаясь на слово Петра: Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам? Ведь если кратко обобщить, то мы по отношению к Советской власти поступали в высшей степени дерзновенно, как три отрока отвечали Навуходоносору — дерзко и надменно: «нет нужды нам отвечать тебе…» и в том ключе дальше (Дан.3 гл.). Как и наши отцы-первопроходцы, сосланные царем в Закавказье, которых посетил И. Каргель и, выслушав их рассказы, как они вели себя в судах, решился сказать убийственную для них правду: «..вы страдаете не за Христа, а за свой язык» (!?).

 

Павел, будучи неумеренным ревнителем «терзал церковь», «..принуждал хулить» Иисуса, «влачил мужчин и женщин и предавал их в темницу», участвовал в побитии камнями Стефана и т.д. За всю ту ревностную не по рассуждению деятельность во имя Бога он каялся при жизни и согласился с судом Христа — искупить вину своими страданиями… или как он писал Колосянам: восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за тело Его, которое есть Церковь (Кол.1:24).

Сам Господь учил, что кто нарушит Его «малейшие заповеди» и других тому научит, малейшим наречется в Царствии Небесном — Мф. 5 гл. А мы, — кто своими толкованиями-соображениями духовного с телесным не одного совратили с Пути и довели до падения, но кто свою вину не искупал страданиями, кого не бросали в глубину морскую с мельничным жерновом на шее, и кто не лежал хоть с пару лет парализованный и только слёзы лил, как Прокофьев, а раз, и уже там, в Вечности… почему думаем, что сразу после смерти так прямо и сядем рядышком со Христом судить мир??! Это, мол, и есть там наше место в Царствии Небесном.

Нет! братия, не так будет, а как объяснил апостол Иоанн о тех, кто подобно Савлу, любя Бога не любил брата — та тьма ослепила ему глаза, и он во тьме ходит, и не знает, куда идет… Вот почему всякий ненавидящий брата думает, и другим говорит, что идет в небо ко Христу, а не знает, где окажется в качестве «малейшего»!

 

Не рассчитавшиеся здесь со своими долгами, и думающие, что кровь Иисуса Христа безусловно очистила их, — что противоречит слову 1Иоан. 1:7, где прямо сказано: Если же ходим во свете (т.е. любим братьев — моё), подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха, — после смерти идут в темницу, где бесы будут гонять их по лабиринтам ада, доколе не отдадут всего долга; и там они сочтут за райскую жизнь те годы «гонений» и репрессий Советской власти, о которых они слыхали, читали, или сами их испытали!

 

Так что читая сие, рассуждайте, насколько моё слово сообразно с здравым Учением Господа. Ведь это я` так думаю, что если кто учит и настаивает на безусловном соблюдении всех законов страны в которой живем, тот прежде должен открыто покаяться за своё и наше прошлое; и если согласиться с утверждением автора некролога, тогда соответствует действительности и то, что о нас говорили, как о затаившихся врагах Советской власти, которые сознательным нарушением законов под прикрытием веры в Бога подрывали её устои; если мы не говорили «царям», как Даниил: «во веки живи» и не пели ей «Многие лета», а напротив, осуждали тех, кто так делал, скажем, посылали поздравительные телеграммы Сталину, по случаю его 70‑летия; из чего следует: мы молились и хотели скорейшего падения Советской власти. А на это «дело», однозначно, Христос нас не посылал; и подрывать основы Советской власти, как и любой иной, нам не поручал! Поэтому на нас осуществилось и пророчество Елисея о сановнике, на руку которого опирался царь: «..увидишь глазами твоими, но есть этого не будешь». Так и мы, получили желаемую свободу, а проку, духовных благословений, «дождя позднего» нет и в помине — одни медные щиты Ровоамовы до блеска надраенные. Так стоило ли…?!

 

Уже поэтому, не думаю, а знаю — кто не раскается здесь не рассчитается, там окажется в темнице и не выйдет оттуда, доколе не отдаст всего долга — как и тот, кто не выносил горшки из под парализованной жены, там будет выносить — и выносит, я сам видел! — год за день, из под бесов, которые, написано, трепещут, а значит и обделываются от страха; как уже 3000 лет хулят Давида убившего Урию за нераскаянную прелюбодейку и, как говорят, видели Пилата, который по сей день в аду пытается отмыть руки…

 

И если Вы верите, что Бог, как написано — есть Дух, обитает в неприступном свете, огонь поядающий, от Которого и вся Земля растаяла бы как воск — сходил к Моисею на гору Синай, приходил по ночам во сне и наяву к человекам, а Его ангелы могли «входить» к дочерям человеческим и те от них рожали, Который может раскаиваться и сожалеть, что помазал Саула в цари и связался с Израилем и т.д. и т.п., то Вы только потому не принимаете моего слова, что оно свидетельствует против Вас, обличает Вашу — и мою! — паскудную подноготную. Не обманывайтесь.

 

 

Будьте Здравы. Остаюсь Ваш на всё доброе. Спокен, август, 2009.