Глава 54. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу…

Глава 54. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу…

Ефрем смешался с народами, Ефрем стал как неповороченный хлеб. Чужие пожирали силу его, — и он не замечал.

Для начала своего рассуждения напоминаю слово из победной песни Деворы, которое, как нельзя лучше, отражает реакцию детей Божиих на Сэлэмские события: …В племенах Рувимовых большое разногласие (Суд.5:16).

Мужи, братия… во Христе: лично я изумлён, так как заявления многих, — если быть последовательным до конца, а не «…то „да“, то „нет“», — требуют кардинального пересмотра а) — нашего поведения в бывшем СССР, а по большому счету нашего отношения к Советской власти начиная с того, как отнеслись к ней наши отцы; б) — переосмысления угодности Доброму Пастырю нашей эмиграции в США: мы пошли за Ним, или нас повлекло и нечто сугубо материальное; и в) — уяснить, насколько чревато последствиями неукоснительное исполнение тех или иных требований Писания.

Остерегаю — рассуждения на эту тему будут иметь далеко идущие последствия и ответственность за каждое праздное слово… Кто уже что-то сказал по поводу произошедшего в Сэлэме — остановись…, а кто еще держится «в стороне» — остерегись, чтобы не уподобиться священнику или левиту прошедших мимо жертвы разбойников.

По пункту «а» — одни утверждают, что семья Козловых справедливо осуждена на срок 7 лет и 3 м‑ца тюремного заключения «за систематическое избиение своих детей», а другие, не ставя под сомнение факты подтверждающие виновность осужденных, указывают на то, что наказание неадекватно «ущербу» причиненному применением «розги» к непокорным детям, и что с сей стороны, репрессии Советской власти к верующим ЕХБ представляются намного более гуманными и справедливыми.

И, наконец, есть третьи, которые утверждают, что вина четы Козловых «сфабрикована» от начала до конца, что их под статьи криминального закона «подогнали», как «подгоняли» наших отцов даже под расстрельные статьи, руководствуясь некими скрытыми намерениями, например, на примере семьи Козловых, предупредить, что в дальнейшем, власти США не намерены считаться с особенностями русских баптистов, не будут уже «сквозь пальцы» смотреть на те или иные нарушения законов США, что время для полной адаптации истекло… «сыр» оказался не бесплатным… цена — наши дети!

Однако, свои рассуждения я начну «издалека», по присущей мне отродясь особенности. Еще не зажженный стихотворением русского поэта Некрасова «Средь мира дольного для сердца вольного есть два пути..», которое оканчивалось призывом: «..иди к униженным, иди к обиженным.. там нужен ты»; не пристыженный убийственным упреком великого Кобзаря: «…а ми стояли і мовчали, і мовчки чухали чуби… німії, підлії раби»; не думая о последствиях еще в школе я отчаянно дрался с мальчишками обижавшими девчонок. А в лагере находясь дважды получал по 15 суток карцера за то, что вступался за обиженных — муллу и иеговистов, хотя последних по сей день не считаю христианской верой…; и даже веру ЕХБ, в 48‑ом избрал для себя потому, что она была унижена…

И хотя сегодня могу применить к себе свидетельство Исаии об Израиле: «От подошвы ноги до темени головы нет у него — у меня! — здорового места», да и физически, судя по годам, я на последнем издыхании, однако, мужи, братия, мне стыдно — где Ваша христианская совесть и честь? Как смеет кто из вас «рассуждать» в чем и насколько виноват лежащий на дороге израненный разбойниками?! От кого у вас это право?!! И подумали ли вы, против кого расширяете рот, высовываете язык? не делаете ли тем вы сами себя детьми преступления, семенем лжи? И последнее — почему не пошли по следам Иисуса, Который не разбирал дела` обиженных и униженных блудниц и мытарей, но нещадно разоблачал самоправедность фарисеев, сравнивал их с гробами, которые снаружи казались красивыми — как нам США из СССР — а внутри исполнены лицемерия и беззакония — Мф. 23 гл. Неужели мы продались за чечевичную похлебку материального благополучия?!

В прошлом, чтобы не подумали о мне плохо, я решительно отказывался одну проповедь повторять дважды. И только к концу своей проповеднической деятельности смог убедить себя некоторые проповеди повторить два и три раза. И Вашему вниманию предлагаю в сокращении одну из проповедей тех лет. Точнее основные мысли……

 

Возлюбленные во Христе, прочтем 10‑ый стих 2‑ой главы Откровения: …Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять… К сему напомню толкование этого стиха Каргелем: «..сам диавол этого не делает. Но он представляет верующих как людей опасных для государства, имеющих политические цели……, и тюрьмы наполняются верными Господу Его детьми…» (Каргеля я цитировал по рукописям, имевшим хождение в нашей среде).

Но сегодня мы своё внимание обратим не на тех внешних, уловленных в сети Диавола, непосредственно руками которых «Диавол ввергает из среды вас в темницу», а попытаемся ответить себе на вопрос, возникающий при внимательном исследовании этого Слова, что Диавол будет ввергать в темницу не всех подряд верных, а только некоторых, «из среды вас… чтобы искусить вас»; вопрос — кто будет искушаем: кого Диавол ввергнет в темницу, или те, кто останется на свободе?!?

Конечно, на поверхности лежит ответ: «Искушаются из среды вас ввергаемые в темницу!» И мы все, кто испытал, помним свои чувства, когда впервые за нами с присущим грохотом засова закрылись обитые железом двери тюремной камеры…, когда прервалась всякая связь с близкими нашему сердцу, когда день и ночь тебя окружали озлобленные жизнью и даже воздух камеры переполнен сплошным матом и махорочным дымом… Думаю, что и в Америке, как писал поэт Евтушенко: «..те же тюрьмочки, только модерные.. и мы пьём кровь человеческую в виде томатного соуса»…

Как минимум, трижды, вплотную, смерть подходила ко мне — в 41‑ом, меня избитого до потери сознания, немецкий офицер волочил за ноги к виселице… (в 6 утра расквартированная на нашей улице рота в одних трусах выбежала на зарядку, а я взял их винтовку и 11 раз выстрелил чрез открытые двери целясь в столб забора за которым они по команде дрыгали руками и ногами и меня спасло то, что при первом же выстреле они все попадали на землю и никого даже не ранило); вторично — в 43‑ем, оглушенный и ослеплённый взрывом немецкой мины, с опаленным лицом, искалеченными руками и тремя осколками в ноге, трое суток без медпомощи истекая кровью я лежал в подвале «Института переливания крови», так как врачи не успевали делать операции тем, кто подавал надежду на жизнь; а третий раз — зимой 47‑ого, когда бывшие «союзники» прокляли СССР и объявили нам «холодную войну» и в стране к повоенной разрухе добавилась небывалая засуха и, как следствие, голод… И как в кошмарном сне всплывают отдельные моменты, как из последних сил добирался до Латвии разными поездами, и как проводник обнаружила моё застывающее тело в «собачнике» (ящик под крышей нерабочего тамбура), вытащила и строго приказала трём демобилизованным солдатам, которых она впустила в тамбур, на ходу до остановки выбросить моё тело, чтобы ей избежать неприятности, и ушла в вагон. А я лежу на полу и слышу, как они «торгуются», кому это делать так как никто не хотел брать грех на душу, выбрасывать ещё теплящийся ком костей в шкуре и лохмотьях вместо одежды…

Но всё это не шло ни в какое сравнение, когда ты, в полном сознании, не чувствуя своей вины, а тебя отрывают от детей, жены, друзей… и «ввергают в темницу». Невозможно передать словами те первые ощущения. Потом привыкаешь, но психическая травма остается на всю оставшуюся жизнь. И тем глубже она, чем более ты был «..не скот, не дерево, не раб, но Человек!» (Евтушенко). Например, я первые пять суток ничего не ел и не пил воды. И не голодовку бесполезную сгоряча объявлял, а просто, не хотелось…

Знаю, вам нравится слушать действительные и немного приукрашенные рассказы об «искушениях ввергаемых в темницу». Но знаю и разницу хвалиться «страданиями», хвалиться «в страданиях» и «хвалиться крестом Господа, Которым для меня мир распят и я для мира». Поэтому, если и случалось впадать в искушение, рассказывал смешное, а не всякие там «страсти-мордасти». Ибо важно другое — в какие искушения впадают те, кто остался, кого не ввергли в темницу; как они поведут себя в тех искушениях. Повторяю свою мысль: искушаются не те, кого ввергли в темницу, а Господь попускал ввергнуть в темницу нас, чтобы искусить-испытать ВАС, кто остается на свободе!

Пророк Осия описывая состояние Ефрема сравнил его с «неповороченным хлебом» (Ос.7:8). Смысл ясен — хлеб, точнее, лепешки (оладьи) нужно «переворачивать», чтобы одна его сторона не «перепеклась», а другая — не осталась недопеченной, сырой.

Многие тексты Библии указывают на то, что Бог не дает испытания сверх сил. И Диавол получая право искушать, ограничивается… ему как бы дается определённая мера страданий, которыми он может подвергнуть народ Божий, как в случае со Смирнской церковью. Но… если условно, в Смирнской церкви было 100 христиан, то Диавол, как искусный стратег, меру страданий, которые он получил право возложить на плеча 100‑а членам Смирнской церкви, кладет на плечи только двоим из них, или на троих. Как и написано: …диавол будет ввергать из среды вас…

Таким образом, жар страданий предназначенный для всей Смирнской церкви опалял не всех. И никакой ангел Божий был не в праве запретить диаволу так поступать. Ибо у него было чем возразить: «они — братья, члены одного тела, вот пусть и носят бремена друг друга… их же учат „принимать участие в страданиях святых“, так пусть это и докажут делом, им предоставляется такая возможность» и т. д. в том ключе.

В этом смысле, Ефрем и стал как неповороченный хлеб! — одни сгорали от чрезмерного жара, а другие смешавшись с народами, оставались сырыми, плотскими… Это как бывает с нашими руками, когда они подвергаются губительному воздействию низкой температуры — пальцы не отмерзнут пока кровь усиленно в них пульсирует и тот холод, благодаря общей крови, равномерно распределяется по всему телу.

И здесь очень важно знать, что может послужить помехой, или словами Павла «разделением в теле», препятствием исполнения написанного: страдает ли один член, страдают с ним все члены. И таких причин может быть много, но произрастают они от общего корня.

У Павла я нашел молитву, на которую, если серьезно к ней отнестись, мы трижды подумали бы прежде чем сказать «Аминь». Цитирую: «Александр Медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его». Такая молитва прямо противоречит слову Иисуса «…благословляйте проклинающих вас… и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» — Мф.5:44; противоречит Его молитве о распинавших Его: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» — Лук.23:34; противоречит и возгласу «первомученика» Стефана, который воскликнул громким голосом, чтобы услышал и поодаль «стерегущий одежды»: «Господи! не вмени им греха сего» — Дея.7:60. А Павел, о человеке только «много зла ему сделавшем» молится: «Да воздаст ему Господь по делам его» (!?). Почему?!

А почему я второй раз оказавшись в лагере, начал с 15 суток карцера за то, что не смолчал, когда на распределении по отрядам замполит стал разговаривать со мною на «ты» (что законом ему не позволялось) и грозиться «сгною в карцере если кому станешь рассказывать о Боге!». А когда я отбыл «положенное для начала» и положил матрас на своё «спальное место», пошел осматривать зону. И наткнулся на одиноко растущее дерево, а под ним косточки абрикосовые, то первое что пришло на мысль, подобрать 33 косточки по числу лет жизни Иисуса, провертеть в них дырочки и нанизать на прочную бечевку… И с теми самодельными чётками я не расставался до конца срока, от подъема до отбоя перебирая их повторял вопль убиённых за слово Божие: «Аж доки Владико, святий та правдивий, не будеш судити й не мститимеш тим, що живуть на землі за кров нашу»…… Почему?!? О себе не могу отвечать, а за Павла скажу, как думаю…

Ответ на вопрос, почему Павел не помолился об Александре Меднике, как Иисус заповедал молиться за обижающих и гонящих нас, я нашел в 16‑ом стихе этой же 4‑ой главы второго послания к Тимофею. Читаю: «При первом моём ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им!»

Из сего текста ясно — Павел знал слова молитвы Господу угодные. И помолился ими о тех, кто оставил его в трудную минуту жизни, кто не стал рядом с ним, не подставил своё плечо, не разделил с ним его страдания. А об Александре Меднике такою молитвою помолиться у Павла не достало силы. Не хватило потому, что бремя предназначенное быть положенным на плеча многих, легло на него одного и еще двух-трёх, кто оставался с ним.

С нескрываемой грустью Павел пишет Тимофею, упрашивая его «Постарайся придти ко мне скоро. Ибо Димас оставил меня… и пошел в Фессалонику, Крискент в Галатию, Тит в Далматию; один Лука со мною… когда пойдешь, принеси фелонь (верхняя одежда)… постарайся придти до зимы…»

По утверждению богословов, это послание Павла, которое нельзя читать без слёз, было последним. Сколько в нем мук и страданий душеных, не физических от голода или холода, а что «все Асийские оставили его»; начиная с Трофима Ефесянина (Дея.21:29), который почему-то не пожелал засвидетельствовать при обвинении Павла в осквернении храма, что он в храм не входил, и заканчивая некими «Фигеллом и Ермогеном» (2Тим.1:15) (о пресвитерах хваленой Иерусалимской церкви с Иаковом во главе, у Павла достало силы не сказать, что они ни разу не посетили его в темнице).

И та, непосильная для одного тяжесть, так придавила Павла, так уныл его дух (депрессия?), что лишь спустя года`, когда Павла после всех злоключений вели в Рим, а «тамошние братья, услышавши о нас, вышли нам на встречу до Аппиевой площади и трёх гостинниц; увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился» — Дея. 28:15. А могло случиться и иначе. И Вы наверное встречали тех, кого страдания сломили, кто уже не смог «возблагодарить Бога и ободриться». Они остались верующими, но с духом пораженным… за что ответят те, кто в годину искушения почему-то не стал рядом, не подставил биющему брата свою ланиту… (что напр., мы отвечали, когда нас упрекали Прокофьевым — отмежевывались и говорили, что он у нас отлучен, или брали на себя вину за его падение? Эх, сколько чудесных возможностей послужить Господу мы упустили!).

И слава Богу, что в заключение столь долго длящегося искушения, апостол смог написать «Господь предстал мне и укрепил меня» — 2Тим. 4:17. Что в переводе на наш язык означает: не Павел был в темнице, а Сам Иисус Христос; и кто Павла посетил там, как-то разделил с ним его бремя, тот посетил Господа — Мф. 25:41–46. Аминь.

 

Не помню, тогда говорил ли я конкретно и о причинах разделяющих Тело Христа на отдельные члены, когда, как писал Каргель, «возникает вопрос, к какой части Тела принадлежит Глава». А сейчас хотел бы заострить Ваше внимание на том, как мне представляется весьма важном, непосредственно относящемся и к Сэлэмским событиям.

1. — Не следует плохо думать о диаволе и тех, чьими руками дети Божии ввергаются в темницу, в смысле, что они глупее нас. Где-то о том писал и Прокофьев, цитирую: «Мы имеем дело с врагом, который опытнее и старше нас…»

Иисус сказал: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но всё то сделают вам за имя Моё, потому что не знают Пославшего Меня — Иоанн. 15:20.

Господь сказал Анании о Савле: ..он есть Мой избранный сосуд… и Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Моё — Дея.9:16. И свидетельство о себе Павла: Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа: ибо когда я немощен, тогда силен — 2Кор.12:10.

Но… я не знаю, не могу даже представить такого, чтобы в наши дни, да еще и в странах хвалящихся своей демократией и отсутствием дискриминации на почве религии, в криминальном законе могла находиться статья, под которую «не подгоняя» можно бы осудить за имя Христа, или как в обиходе говорят: «за веру в Бога». Мы имеем дело с мироправителями, которые опытнее и старше нас! И христианин должен быть не как глупый, голубь, без сердца — слушать и откликаться на все голоса (Ос.7:11), а …прост как голуби — слушать голос одного Пастыря (Мф.10:16; Иоан. 10 гл.).

Это апостолы говорили о себе, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие (Дея.5:41); а члены синедриона так о них не говорили, и не были настолько глупы, чтобы такое записать в своем приговоре. А Господа Иисуса гнали и не раз хотели убить не «за веру, что Он Сын Божий», а что будучи человеком делал Себя Богом. И распяли Его во исполнение слова Писания: «и к злодеям причтен»! «Причтён» — это значит «поставлен в один ряд», «заодно с другими злодеями» и т.п.

Почему и Каргель о репрессиях 30‑ых годов написал, а я выше цитировал, что Диавол представлял верующих, как людей опасных для государства, имеющих политические цели… Т.е. судя по приговорам они были «контрреволюционеры», «враги народа» и т.д. и т.п. И так это и было!

И нас, Инициативников, не судили за имя Христа, за веру в Бога — таких статей в Советском УК не было. А судили, что «под прикрытием религии занимались антиобщественной деятельностью»; что «клеветали на Советскую власть» будто в СССР судят за веру»…, что Ваня Моисеев, согласно заключению медэкспертизы, утонул, а мы на весь мир распространили слухи, что КГБисты его пытали, а потом утопили… и т.п. Так что правильно говорили о нас представители ВСЕХБ разъезжая по Западным странам, что в СССР не судят за веру в Бога, а за конкретные нарушения законов Советской власти. Но подобные объяснения возмущали нас, и мы за это называли их лжецами и предателями.

А если уж на то пошло, предлагаю сравнить ответ А. Карева на вопрос, как они смотрят на узников, и что ответил нынешний председатель МСЦ, когда его спросили о семействе Козловых. Карев ответил, что это наши братья и он лично за них молится. А слушая ответ председателя невольно вспомнилось имя из обвинения похожего на него: «..примкнувший к ним N». Лучше бы ответил: «братья, не искушайте меня отвечать так, чтобы потом иметь проблемы с получением визы». И его бы поняли и не осудили.

Еще в древние времена Исаия, к примеру, от имени Господа утверждал трепещущих пред словом Его, что их братья ненавидят их и изгоняют «за имя Моё» — Ис.66:5. Но сами те братья наверное думали иначе. А за что пророка Иеремию жестоко избили и посадили в темницу и подвал, где он «провел многие дни»? Он хотел скрытно выйти из Иерусалима, чтобы пойти в землю Вениаминову. А его обвинили в измене: «ты хочешь перебежать к Халдеям» (Иер.37 гл.).

То самое и со всеми страдальцами и мучениками Нового Завета, начиная от Стефана, которого апостолы рукоположили по справедливости раздавать вдовам лепёшки. А он, не будучи на то поставлен, совершал великие чудеса и знамения в народе, в спорах с ним «не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил», а из выдвинутых против него обвинений вытекает очевидное, что он пересказывал пророчество Иисуса о разрушении Иерусалима и перемене обычаев, которые передал Иудеям Моисей. В глазах правоверных Иудеев, большего кощунства над их святынями невозможно было и представить. Не говорю уже об отношении апостолов к Стефану. Во всяком случае, на его похороны они не пришли, и Стефана погребли не по христианскому обычаю. И только много лет спустя Стефана «реабилитируют» и причислят к лику святых мучеников.

И последний пример на данную тему: о страданиях Павла и Силы в Филиппах — первом европейском городе, куда после ночного видения прибыли апостолы, заключив, что призывал нас Господь благовествовать там — Дея. 16 гл. Но, говоря современным языком, в Филиппах Павел повел себя, примерно как мы приехавшие в США на ПМЖ..

Поначалу были проблемы, условно говоря, внутреннего характера. Напр., в Европу их позвал «муж Македонянин», а разговаривать о Господе Павлу пришлось — впервые в жизни! — с собравшимися там женщинами; и пошла дальше ломка Иудейских обычаев — уверовавшая и крестившаяся женщина по имени Лидия, потребовала от них, мужчин, правоверных иудеев: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите (у меня). Т.е. очевидно она мужа не имела… И апостолы оказались на положении пришедших в чужой монастырь со своими правилами.

А соприкоснувшись с неведомыми для них законами внешнего мира, апостолы и вовсе оказались, «как посягающие на чужое». Имею в виду случай со служанкой одержимой духом прорицательным, которая идя за Павлом кричала: сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения.

Служанка была собственностью каких-то господ. И ни господа служанки, ни она сама не просили Павла об изгнании из неё духа прорицательного. Павел, написано, вознегодовав, повелел именем Иисуса духу выйти из неё. Т.е. самовольно вторгся в чужую собственность, которая Римлянами почиталась священной и неприкосновенной.

А дальше Вы знаете, что произошло — их без суда и следствия побили и ввергли во внутреннюю тюрьму и ноги забили в колоду. В обвинение им поставили, что они проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам не следует (ни) принимать, ни исполнять.

Короче, то происшествие закончилось извинением воевод, за что Павел «уплатил» согласием немедленно покинуть Филиппы. И что знаменательно, напоминая братьям церкви Фессалоникской о произошедшем в Филиппах, Павел не сказал, что там они пострадали за Христа, а просто: прежде пострадавши и бывши поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим подвигом — 1 Фес.2:2. Из этого текста видно, что после случившегося в Филиппах, Павлу было не просто проповедовать в Фессалонике. И одна из причин — он остерегался повторно оказаться нарушителем законов Европы, для него «чужого монастыря».

После всего, придя в Афины, Павел при виде города, полного идолов, снова возмутился.., однако, урок полученный в Филиппах, пошел впрок — Павел научился не посягать на чужую собственность — не стал поносить Афинян за идолов, не обзывал их гнусными идолопоклонниками… да мало ли чего можно наговорить «возмутившись».

Напротив, будучи приглашенным в ареопаг, Павел сказал такое и так, чего мы, боюсь, и за всю оставшуюся жизнь не научимся говорить… Он подобрал для богомерзких идолов слово-определение, какое и его уста и сердце не осквернило, и не оскорбило чувства Афинян: «..ваши святыни..» (!?!). Именно в этом, и только в этом смысле и следует понимать укор Каргелем братьев сосланных в Гирюссы, самое гиблое место Армении: «братья, вы страдаете не за Христа, а за свой язык»; укор, прямо касающийся поведения верующих ЕХБ 20‑ых годов.

И в заключение данной части рассуждения, напоминаю остережение Петра: Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь — 1Пет.4:15…

Насколько явствует из того, что нам известно, Людмила и Александр Козловы страдают как христиане. Их даже не обвиняли ни в одном из преступлений, выше апостолом Петром перечисленных: убийца, вор, злодей, посягающий на чужое. Этот список, думаю, полный, а что сверх, то от лукавого!

А если бы и не так, подражая Иисусу, да будем не судьями униженных, кто попадет в «Филиппийскую» ситуацию, а соучастниками — ибо Сам Господь не осудил Павла, а даже ободрил его покаянием темничного стража, обратил во благо вторжение в чужую собственность. А когда «обвинители» уйдут один за другим, тогда мы и продолжим учить уму-разуму родителей. А до того — ни слова осуждения, чтобы не оскорбить рядом с ними стоящего Господа! Здесь та самая ситуация, как и у Павла — когда все, очевидно имея веские основания, оставили его, он твердым голосом произнес, а какой-то «Тертий» записал: Господь же предстал мне и укрепил меня (2Тим 4:17).

А меня лично уже беспокоит другое, о чем в следующей Главе.

Остаюсь Ваш на всё доброе во Христе. Будьте Здравы.

Спокен, 17 декабря сего года. 36.