Глава 57. Плачьте о себе и о детях ваших

Глава 57. Плачьте о себе и о детях ваших

Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.

Хотел как лучше ответить на вопрос: «..в чем каяться?», а получилось как всегда: сам стал задавать вопросы. И чем дальше, тем больше убеждаюсь — мои вопросы уже (или ещё?) мало кого интересуют. И я — даже не как «неистовый пророк Иеремия», а как глас вопиющего…, точнее, что-то несвязно бормочущий в пустыне США.

А тем временем «Рахиль» беззвучно плачет о детях своих, которых она, подобно Ноемини, сама того не ведая, незримо привела на «поля Моавитские»… Но и «зримое» не встревожило нас. Хотя дети наши «теряются» у нас на глазах. Потому что мы, отцы знающие Писания, направили в наш «Вифлеем» и мудрецов, и современных «Иродов»…

Согласно последним известиям, 27 января сего года состоялся второй суд в Сэлеме о лишении четы Козловых их родительских прав. Так как первым судом они были признаны виновными и осуждены за систематическое избиение детей (abuse). На втором суде на вопрос судьи мать повторно заявила, что виновной себя не признаёт. И суд принял решение чету Козловых лишить их родительских прав.

Реально, это означает — чета Козловых «купилась», и за призрачную надежду заплатили детьми: отныне шестеро детей, а если у них родится и седьмой — не их дети, а «дети Америки». Трагедия? Для кого как — «не мене ж…» (?!). А для всех трагедия — если судить по предыдущим волнам иммиграции — і нас не мине! Даже упрямые украинские националисты: «..розлізлися межи людьми мов мишенята» — растворились и исчезли в американском котле. И детей своих при себе не удержали.

Троих меньших детей, включая новорожденную девочку, сможет взять на воспитание бездетный брат осужденного. Старшие дети будут решать сами где и с кем жить. А чету Козловых, вероятнее всего, по отбытии определенного срока, не выпуская из тюрьмы, депортируют назад в Украину — чтобы здесь и «не воняли».

У родственников есть намерение через адвоката подать апелляцию, или обратиться к губернатору о помиловании, но помехой всему — как они думают — упорный отказ матери признать себя виновной (она как Даниил — с одной стороны, он нарушил указ царя Дария, а с другой, заявил: «..да и пред тобою, царь, я не сделал преступления» (!?)).

И нас на полном серьёзе винят, что такому упрямству мы учили ещё в СССР. И я согласен — если в США действуют древние законы, когда любой мог взять на себя наказание другого, то Здоровец Борис М. готов с год отсидеть в тюрьме вместо своих единоверцев во Христе, Людмилы и Павла. И тем хоть немного искупить свою вину.

Однако, не перестану утверждать, что чета Козловых поступает и в полном соответствии с последними предписаниями служителей Совета Церквей; и по их определению они — «искренние верующие» цитирую:

«Когда законы той или другой страны вступали в противоречие с Библией, искренние верующие всегда отдавали предпочтение Библии, за что и были гонимы» — конец цитаты (Братский листок, №1, 2010 год). Так что всех любящих первенствовать и учить других «истинно пути Божию» давайте сюда, в каталажку, а не как прежде отсиживаться «в потаённом месте Его селений…». Этот номер вам уже не пройдет!

И относительно нарушения четой Козловых законов США, повторно заявляю: их «дело» шито белыми нитками, и сродни «делам» Советских судов — все они были такие же «гражданские», как и «гражданское» «дело Козловых»!

Только «незнающий» (простолюдина), либо «неискренний» лукавый назовет дело Козловых «гражданским». Назовёт и тем поставит под сомнение, что они страдают, как принято говорить, за веру в Бога, за Христа.

Не воля Божия, а мы изменились и стали не теми, кем были в СССР. И правы, кто говорил, что КГБ передало нас в США на «довоспитание». Так что судя по делам, мы уже стоим на позициях ВСЕХБ, и как они осуждаем тех, кто прямо поступает по истине Евангельской… А от «узкого и тернистого» пути остались одни воспоминания.

Всякий, кто настаивает на признании Козловыми своей вины (чтобы смягчить меру наказания), ставит под сомнение и все страдания верующих в СССР. Если Людмила и Александр признают себя виновными, подпишут в любой форме просьбу о помиловании — признают, что страдают не как христиане, а за нарушение гражданского закона. А с ними не как христиане страдали в СССР и все мы!

При таком обороте событий встанет необходимость и всем нам каяться. Каяться за обман себя и других, что в СССР мы были гонимы за веру в Бога; каяться, что брань против плоти и крови выдавали за брань духовную, а оружия плотские — за сильные Богом; каяться, что и сюда иммигрировали по статусу «беженцев», убегая от преследований за веру, а в действительности переселялись ради экономической выгоды… На такое покаяние мы не готовы, а иные и в вере не устоят. Потому что это уж точно — разрушать, что ранее созидали. Совет: предложите лучшее, и худшее само отпадет!

Лично у меня, сегодня, при всем отвращении к воинствованию по плоти, не поворачивается язык, как и у Валаама, осудить наше прошлое — оно было славное, героическое, жертвенное… пусть и с примесью плоти. Если в какие-то моменты у сынов Кореевых «сердце и плоть восторгались к Богу живому», то почему за подобное я должен судить себя и всё Движение, в целом?!

Да, много было сказано и сделано на почве обиды (и едва скрываемой мести за расстрелянных отцов, мужей), а не апостольского отношения к существующей власти «безбожной» — будто все прочие: «божные»!? — была и романтика молодецкая…, соблазняла и долларовая «помощь» Запада…, свирепствовала «проказа Нееманова» — а где было святее и меньше блудо‑деяний?! Многое не святое служило для многих святых по вере стимулом, но, как утверждал один из отцов Церкви, «недостоинство христиан не уничтожит достоинства Христианства».

А кто услышал слово Иисуса: ..вложи меч в ножны.., — тот пусть и действует соответственно! За свой мужественный поступок Петр не каялся, а отсеченное ухо Малха Господь исцелил, Петра не осудил, и только сказал «довольно». Но есть подозрение, что братия в США стали не те, кем были; однако, им стыдно это признать, и поэтому дело Козловых они называют «гражданским» и настаивают на признании Людмилой своей вины, чтобы своим покаянием она прикрыла их отступничество. Подобно как Давид Урию спаивал и понуждал, чтобы тот шел спать к Вирсавии и тем покрыл прелюбодеяние царя.

А почему бы тем, кто услышал слово Иисуса: «довольно!», не пойти путем превосходнейшим — прекратить во всяком месте, у них и у нас воинствовать «как прежде», а только пред Ним открывать свои желания; и получим просимое от Господа, и тем избегнем очередной нелепицы — за российских или узбекских страдальцев нужно воспламеняться и писать протесты, и нельзя протестовать за своих, американских… (!?)

Сын Божий Иисус Христос, проповедуемый апостолами, не был «да» и «нет», но в Нём было «да!»; и слово апостолов не было то «да», то «нет». Или применимо к данной ситуации: в СССР (или нынешней России и пр.) — «да!», а то самое в США — «нет!» (!?). Ибо все обетования Божии в Нём «да» и в Нём «аминь». А «да» и «нет» — у легкомысленных и лукавых, подыгрывающих политикам ради прибыли (2 Кор. 1 гл.).

Иначе, придется признать, что Ваш союз, в лице его «ответственных служителей» озабочен сохранением «вида благочестия» — проведением торжественно-пышных съездов, конференций и пр. и пр. А реально, союз — корабль, нос которого увяз и остался недвижим, а корма разбивается силою волн… Если такое видение соответствует действительности, тогда все силы следует направить на то, чтобы плывущие на том корабле приняли пищу, которая послужила бы к сохранению их жизни…, чтобы …таким образом все спаслись на землю. А тем более, если иные верят, что спасение можно потерять и оно есть дело самих утопающих — Дея. 27 гл.

 

***

Мы априорно поверили, что мусульманин ставший баптистом не мог хранить у себя наркотики; а наркотики ему подложили в карман и под ванну… И мы уверенно подписывали соответствующее ходатайство-заявление.

А в случае с четой Козловых, наоборот, мы также априорно поверили всему, что их дети рассказали полиции, а затем в суде, и «дорисовали» внешние. И на все лады пересказываем те небылицы и, естественно, делаем соответствующие выводы. И не подумаем, что стали переносчиками слухов; забыли, чем это кончается…

Напомню, что братия сказали Павлу: «видишь, брат, сколько тысяч уверовавших, …а о тебе наслышались они..» И чем оно закончилось для Павла, мы знаем; да и сам он не скрывал, что его «схватили Иудеи в храме и покушались растерзать». Ибо сердце переполненное слухами — наслышались! — превращает и верующего в Бога, в двуногого зверя: «..покушались растерзать» (так как принять поношение равнозначно принятию участия в убийстве невиновного).

Видимо, у нас до этого не дошло, а соучастниками с древним змием в клевете на братий наших, мы запросто могли стать. Я сам слышал: «она била детей чем попадало ей под руку: электрошнуром, шлангом… и они постоянно ходили в синяках…; иначе, дети не сбежали бы из дому и не звонили бы в полицию» и т.д. и т.п.

— Где в Евангелии заповедано родителям так` воспитывать детей? — вопрошал поверивший слухам не в меру возбужденный брат.

— А где Иисус заповедал в нарушение закона — на основании Его слов: пустите детей приходить ко Мне, организовывать «воскресные школы», водить детей на собрания, если всем ясно, что «придти к Нему» — не «воскресная школа» и не наше «собрание», — так же риторически мог возразить ему и я.

Но как мы не поверили обвинениям брата в распространении им наркотиков, тем более нам не следует принимать клевету на Козловых (клевета — порочащие, не обязательно неверные, слухи). А за присяжных и судью мы отвечать не будем, если они обосновали свой приговор на свидетельских показаниях не подтвержденных объективными фактами.

Найденные в кармане и в доме брата наркотики — это объективный факт, но который может быть «иначе истолкован»: «мне те наркотики подложили». А Сэлэмское дело основано на «голых» показаниях детей и матери, которые не подтверждались объективными фактами. А поэтому, не зависимо от количества свидетелей, такие показания не имеют доказательной силы и не могут служить основанием для обвинения.

Объективными фактами могли быть заключения медэкспертов, по заявлению школьных учителей о наличии на теле детей Козловых синяков, или кровоподтёков. Такие акты, с пометками о принятых мерах, должны были быть, если бы и в самом деле, как показали дети, они постоянно ходили в синяках, и что их принуждали носить длинные платья и рукава чтобы скрыть те синяки. В американских школах такого не скроешь!

Шесть лет дети Козловы ходили в школу — и ни одного официально зафиксированного случая, чтобы на теле кого из них был обнаружен синяк и пр. Отсутствие в деле объективных фактов, которые по логике вещей должны были быть, лишает устные показания свидетелей доказательной силы.

О темных полосках на спине 13‑летней дочери, фото которой было представлено, как объективный факт, и должен быть подтвержден заключением медэкспертизы, что это действительно синяки от удара обрывком телефонного шнура. Иначе — это факт, что «дело» Козловых сфабриковано, при чем, непрофессионально.

Если в деле имеется такое заключение медэкспертизы, то и оно не меняет сути. А доказывает, что не было систематического избиения, а была реакция не оправившейся после родов матери на уникальное, однажды сложившееся, обстоятельство (в тот день, когда её привезли с малышкой домой, она увидела дочь с обрезанными косами и…).

Не говоря уже о самих показаниях матери в суде, оказавшейся в положении не отличающемся от библейского образа медведицы лишенной детей — допрашивать такую мать и из её слов и поведения в суде строить обвинение, может только лишенный здравого рассудка. Что невольно подтвердил и новоявленный апологет «чудесной страны, Америки», некто Кусакин, в своей статье «Волк и семеро козлят» — с намеком на фамилию «Козловы». В которой он судью назвал «взбешенным поведением подсудимой», что мало чем отличается от «психически ненормальный».

***

И в завершение о другом «скользком» варианте, который не обойти при серьезном рассуждении о слове: «Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу…»

Католических священников-миссионеров принесших в Японию христианскую веру (XVI век) постигло неслыханное искушение — их арестовали, но содержали в нормальных условиях. А постоянно на их глазах всячески пытали уверовавших простолюдин и периодически казнили. И всякий раз священникам «капали на мозги»: «вы приехали, чтобы умереть за людей, а теперь эти простолюдины умирают за вас. А если любите этих несчастных, отрекитесь от Христа и мы их отпустим домой…» И самое несносное: простолюдины не выдерживали пыток и также просили и умоляли священников своим отречением спасти их от тех нечеловеческих мучений.

И когда какой священник, будучи не в силах смотреть на страдания других, отрекался, самураи тут же отпускали на свободу тех, кого они пытали и мучили (Эту новеллу, в русском переводе можно прочесть в интернете на форуме «На пути»).

Сегодня некоторым невмоготу смотреть на страдания семьи Козловых. И они готовы признать себя виновными — как книжник… «выносит из сокровищницы своей новое и старое», так и они в СССР не показали детям Божиим путь превосходнейший, а направляли на тернистый путь «…брани против плоти и крови». И как следствие — наши там спорные страдания за Христа, и осуждение здесь, в США их повторений.

Но отрекаться от славного прошлого и каяться — кому нужно такое моё покаяние, и кому оно поможет??! Мне возражают: «тебе оно поможет, тебе нужно покаяние!» Говорят, словно не знают фактов, когда братия по примеру Давида творили открытое покаяние, и находили, что пример Давида — ловушка! Никто из них не остался на своем месте, не терял, как Давид, имени праведника и «сладкого певца Израилева» и не продолжал ублажаться своей «Вирсавией»… А таковых живыми бросали в яму и засыпали землей. Это в лучшем случае. В худшем, выбрасывали на помойку!

Повторяю: в среде баптистов подобные публичные покаяния — самоубийство! Или вам назвать имена нами заживо погребенных, когда поверх них ещё земля шевелилась, а мы её разравнивали и притаптывали?! А так потому, что хотя мы и носим славное имя «христиане», а пытаемся истребить зло из среды себя сегодня сатаной диктуемыми методами — вместе с носителем зла.

В писаниях Моисея истребляли — сродни Сталинскому «ликвидировать» — побитием камнями, сжиганием на огне, преданием заклятию (принесение Иегове в жертву всесожжения); «святая» инквизиция истребляла зло из среды себя руками светских властей — с очередным «носителем зла» посылали записку — аутодафе (дело веры) — «поступить милостиво и без пролития крови» (т.е. сжечь)…

У нас, баптистов, то же «истребление», только «модерное»… Хотя Иисус в Своей последней по времени притче-событии (если согласиться, что Новый Завет — это коллективный труд церкви первых трех веков) лишил людей права пытаться истреблять зло вместе с его носителем, поставив пред всеми неодолимое препятствие: кто из вас без греха, первый брось на неё камень.

Кто был рад, когда один, — а что сделал тот один? — чудом и ценой невероятных усилий, разгреб землю и вылез… кто был ему рад?! Да на одну церковную скамейку с ним садиться не хотели!!? У нас, баптистов своих «Троцких» и «Бухариных» было во много раз больше нежели там, у них, в том неистово развращенном мире. И всё потому, что в вопросе «истребления зла из среды себя» баптисты подражают Иисусу, не Христу, а Навину — Нав.7:19… Отлучают даже кающихся и тем отлучают себя от Христа.

За что, к примеру, живьём съели Проханова? — Правду сказал, что армии Запада воюют за интересы капиталистов, а Красная армия защищает интересы рабочих и крестьян… — вот и дали ему на ВКБ «под зад коленом» и вместо него поставили им угодного… Но слава Богу — не попустил благоденствия купленного пролитием братской крови — допустил 30‑е годы. А какой мир получили мы за кровь наших отцов нами пролитую; от кого очистились и без кого остались??!

Под этим углом зрения, ответьте себе, что бы мы сделали со служителями ВСЕХБ если бы они уступили требованиям Инициативной группы и покаялись? Куда бы мы их задвинули и на какой срок?! А как сложилась бы дальнейшая судьба ГК, согласись он на требование Г. Винса покаяться, как покаялся Прокофьев?!

Так не поэтому ли в ж. «Вестник Истины» за подписью ГК была напечатана статья: «Первый суд», в которой автор доказывал, что покаяние наедине пред Господом, «если там всё сделано правильно, делает ненужным исповедание пред другими, освобождает от вины и уже никакой другой суд не имеет над ним власти, как и написано: если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы».

И не по той ли причине наши отцы — прошедшие сквозь горнило испытаний 30‑ых годов, и кому открылось, что Богу неугоден путь, которым они вели союзы, неугодно их неприятие Советской власти — не сотворили публичного покаяния?! «Кому нужно твоё и моё покаяние?» — не без основания вопрошал некто.

Но с другой стороны, кого приблизили ко Христу наши отцы покаянием пред Отцом, Который втайне? — Мф.6:6. А вот, что нас ввели в заблуждение — это факт! Мы глядя на них и не слыша их покаяния, не могли иначе думать, что страдания сломили их, и поэтому, де, они вступили в преступный сговор с внешними в деле «низложения церкви через церковь»; что и привело нас к восстанию против них в 61‑ом, с требованием покаяться, а каяться в не совершенном ими, они и подавно не пожелали — это, в принципе, повторить словесное «отречение» тех католических священников.

Вот такая, братия, дилемма; как и в Японии — священники своим отречением освобождали немощных от страданий и насильственной смерти, и одновременно теряли силу и власть благовествовать о Христе. И Христианство в Японии умерло со смертью сломленных простолюдин и священников устами отрекшихся от Христа.

***

Но одно знаю наверное — если Иегова не создавал для своего народа тупиков, а всегда предлагал на выбор нечто конкретное, например: кто останется в этом городе, умрет от меча, голода и моровой язвы; а кто выйдет к халдеям, будет жив..; тем более наш Отец небесный всё обращает нам во благо и блудному сыну есть надежда, что нет безысходного положения, и есть выход из любой ситуации. Только Иудеям было не под силу сломить гордыню и «подклонить свои выи под ярмо царя Вавилонского». А нам — Встану, пойду к отцу моему и скажу ему… — может показаться таким же непосильным, как для Иудеев подклонить свои выи под ярмо языческого царя. И воля Божия благая, угодная и совершенная сменилась «второй» — И Я дал тебе царя во гневе Моём и отнял — в негодовании Моём.

Только умоляю Вас, хоть последнюю мысль не превращайте, как прочие писания — «Встану, пойду…» — это в духе рождение иного духа; и к плоти и нами измышлённым формам покаяния никого отношения не имеет!!! Будьте Здравы.

Февраль, 2010 года. Спокен, 36. А отныне и «Опечаленный Иеремия».