Течение совершил, веру сохранил

Б. Здоровец известен своим нестандартным мышлением, и вся его некогда кипучая деятельность может быть понята в свете осознания, что каждый человек уникален, а «единообразие ведет к безобразию» (Бердяев). Свое многострадальное прошлое он объясняет просто: врожденное правдолюбие выразившееся в бездумном отстаивании правды(по серьезному впервые стал говорить неправду на следствии). Борис Максимович «последний из Могикан» — в прошлом один из шести первых членов Инициативной Группы(ИГ) родившей Движение пробуждения, сегодня известное как союз МСЦ ЕХБ. Он помог А. Прокофьеву донести идеи ИГ до членов общин ЕХБ и сделать их приемлемыми для многих, без чего (по его убеждению) Движение умерло бы ещё не родившись. За размножение и распространение Посланий ИГ и утверждение, что в СССР нет свободы веры, впервые был арестован 25 декабря 1961 года и осужден соответственно по ст.ст. 209 и 62 УК УССР. После ареста А. Прокофьева в марте 1962 года, Движение Инициативников возглавляли и направляли Г. Крючков и Г. Винс, которые вплоть до майской демонстрации верующих у здания ЦК (1966г.) оставались на свободе, хотя даже менее известные Инициативники Движения (197 душ) были арестованы. Что послужило началу кривотолкам и привело А.П. к «харакири»; а в конце 80-ых к противостоянию и с Б.М., когда Г.К. объявил его «..чуждым нашего братства, к служению в церквах братства не допускать, особенно оберегать от него молодежь». Рана оказалась смертельной и он преткнулся… (Пс.106:12), но по милости Его не исчез – Пл.3:17… В марте сего года пресвитер Киевской церкви ЕХБ, Н. Величко убедил гостившего у него Б.М., поделиться словом на собрании, пообещав: «А мы будем смотреть на тебя, как смотрели 20 лет тому назад». И убедил. А мы предлагаем читателю печатный вариант той проповеди, оригинал которой выставлен в Интернете…

«Течение совершил, веру сохранил» (2Тим. 4:7)

«Кто от Бога, тот слушает слова Божии.
Вы потому не слушаете, что вы не от Бога.
… кто соблюдет слово Мое,
тот не увидит смерти вовек.» Иоанна 8:47-51

Возлюбленные во Христе, сначала немного о прошлом. Изменчивость жизни Екклесиаст выразил словом: «род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки». Из сего следует, что уходящий род оставляет некое наследство следующему за ним роду, как и написано: «один сеет, а другой жнёт». И жизнь продолжается. Но я о другом, а что проходящий род не похож на род приходящий ему на смену. Отсюда и извечная проблема «Отцы и дети», ведущая к трагедиям, о которых предупреждал Иисус: Предаст же брат брата на смерть, и отец детей; и восстанут дети на родителей, и умертвят их – Мр.13:12.

Когда мы были молодыми, думали, что получили в наследство не совсем то, чего хотели. Если быть откровенными до конца, следует признать, что наши родители – род проходящий — были «лапси», т.е. падшие(отпадавшие). Тому вина — 30-е годы, об ужасах которых и вы наслышались.

Но я и не о них, о годах «террора», а кто выжил и официально с 1944 года образовался в общины ВСЕХБ. Репрессии 30-ых годов произвели в них «условный рефлекс» — термин введенный в употребление академиком Павловым, а сегодня в действии даже в США. Если, к примеру, собака соседа лает по ночам не давая вам покоя, то по решению суда ей надевают специальный ошейник. Как только собака начинает лаять, она получает удар тока определенной силы. За два месяца у неё вырабатывается стойкий «условный рефлекс». Ошейник снимают, но и самый беспокойный пес уже и днем не лает. К сожалению 30-е годы для наших отцов были вот таким «спецошейником». И когда его сняли, то они уже чего-то не могли ни говорить, ни делать. А нам, молодым, хотелось невозбранно, на всяком месте, проповедовать о Христе и петь: «Юность прекрасная, молодость ясная! Сил, здоровья не жалей (для людей), к Богу духом пламеней (всё сильней)!»

Но чего от нас не отнимешь – в те годы мы не судили наших отцов, а шли, как Павел шел в последний раз в Иерусалим…(Дея.20:22; 21:12..) Хотя на стыке двух «родов» — проходящего и приходящего — не просто было не уничижить своего родителя, который, скажем, на первое мая, рано утром встает и первым делом берет красный флаг, и бегом несет, чтобы повесить его над входной калиткой. А я стою, смотрю на его слегка дрожащие руки и… как не сказать, или хотя бы не подумать: эх ты, забыл, что ожидает боязливых и неверных!?

Или такое, если кто не знает, напомню — в молитвенных домах общин ВСЕХБ на самом видном месте красовались два текста: «Бог есть любовь» и «Мы проповедуем Христа распятого». А обусловлено сие было всё тем же «условным рефлексом». Да, Советская власть приучила, а приучала жестко, вплоть до «ликвидации», ни о чем другом не проповедовать кроме любви Бога Отца и Иисуса Христа распятого. Не говорю хорошо это или плохо, но даже когда меня захватывал дух противления властям, было гадко узнавать, о чем «благовествовали» наши отцы после Октябрьской революции, начиная с «мир ли Замврию, убийце государя своего?» -3 Цар.16:9…(это о расстреле царя Николая), через образование «Бапсомола», в пику Комсомолу и заканчивая, что паспорт – это начертание на чело и руку, баптист и колхозник – что общего у верного с неверными, а упразднение частной торговли – сбывается написанное: ни купить, ни продать… И подобного, хоть пруд пруди.

Но они были наши родители и я не смел позволить себе осудить их, даже если они, чтобы сохранить веру, не только на словах согласились сотрудничать с властью, а и сотрудничали по настоящему… Нет воли Христа детям восставать на родителей и судить их!!

Так мы и шли «медленно», но вместе, как могли идти «нежные дети и дойный скот» (Быт.33:13..) до пагубного для меня 1961 года… И Бог благословлял наш труд. Судите сами: В 1944 году в Харькове, в общинах ЕХБ вообще не было молодежи; в 1948 году(год моего покаяния) молодежи было около 30 человек и до 1000 «лапси». А к 1961 году – 1700. При чем состав общины значительно омолодился, а молодежи «духом к Богу пламенеющей» — не менее 300.

Апостол Павел в своём последнем послании похвалился: «течение совершил, веру сохранил». Прежде он хвалился своими трудами, приключениями и страданиями, а в заключение своего пути (течения), скромно отметил одно: «веру сохранил». Как мало — «веру сохранил». Даже не умножил, а сохранил, что получил. И за это тебе, Павел, венец правды?! А где твои подвиги, где геройские поступки, где троекратное побитие камнями, как тонул в пучине морской неся весть о Христе язычникам, боролся со зверями в Эфесе, где всё это, что осталось одно короткое: «веру сохранил»?!

Сохранить веру не так просто, как иные представляют. Веру, которая, как у Тимофея от бабки или от матери или ещё какими-то неведомыми путями в тебе, не вероучение, а вера, которую Господь не нашел в Израиле, вера что Иисус Христос — мой Спаситель, мой Учитель, мой Пастырь… Кто верует, тот жаждет и к нему призыв Иисуса: «…иди ко Мне и пей».

Когда-то и мы были как вы, молодыми, пламенели духом, спрашивали «что делать, чтобы творить дела Божии» и не слышали Его ответа: Вот дело Божие, чтобы вы веровали… – Иоан. 6:28.. Сегодня у вас своя жизнь, и свои она ставит пред вами проблемы; и нам поделиться с вами опытом наверное невозможно. При том, многое мне видится иначе, нежели как виделось в юности. И на примере детства, покажу, как вижу ныне для чего нужны собрания, проповеди, пение и пр. и пр.

Осенью ,41-ого немцы оккупировали Харьков; отца забрали рыть окопы, мама лежала больная. А услышала, что разрешено верующим собираться, и попросила меня узнать, так ли это. Мне было 12 лет, а брату 8. И мы голодные, едва переступая с ноги на ногу, пошли туда, где раньше собирались Евангельские (Дмитриевская 20). Это недалеко, примерно км 5. Но пока мы доплелись, собрание уже началось – кто-то проповедовал, молились…, но я ничего не запомнил, ни о чём проповедовалось, ни что пели. А помню только, что выступал и какой-то в форме немецкого офицера, а у него кобура висела не с той стороны, как у наших. И мне было любопытно: есть в той кобуре пистолет, или она висит для понта, как до войны милиционеры носили кобуру растопыренную скомканной газетой.

Когда окончилось собрание мы с братом едва волоча ноги, побрели домой. И тут я предлагаю: давай зайдем на базар и купим маме что нибудь поесть — у меня было немного денег, чтобы купить один кусочек макухи размером со спичечный коробок. Уточняю: когда собрание окончилось, одна сердобольная старица сунула мне в руки бумажную купюру, сжала мои пальцы и что-то прошептав(наверное: «слава Богу!») быстро отошла прочь. Нет, вы этого понять не сможете, чтобы двоим истощенным, голодным пацанам вдруг пришла мысль за ту последнюю копеечку купить поесть больной маме. Но то собрание, в котором пелось и говорилось о том «как любит нас Отец, и как Создатель милует созданье», произвело в наших сердцах желание «показать в вере нашей добродетель». Мы из собрания ничего для ума не вынесли, но оно возгрело в нас желание добра… такое собрание — Божье. Все прочее – синагога, строительный мусор и медь звенящая.

Или другое, к вам более близкое — мы мечтали о свободе проповеди Евангелия, но опять же, мы не похожи на вас, и у вас иной опыт. Мы ту свободу увязывали с пробуждением и жаждой слышания Слова… А вы имеете ущербную свободу, суррогат, который в моих глазах и ломаного гроша не стоит. Нет, не жалко загубленной жизни ради этой «свободы» – всё испытывайте, чтобы научиться жить и в скудости, и в изобилии. Но на вашем месте я бы не радовался тому «наследству».

В свое время мы много говорили и о Восхищении Церкви и нашей готовности к той славной встрече. Но снова: в нашем сознании оно преломлялось как-то странно по иному. Пример: однажды потрясенные благословенной беседой о 10 девах, мы соглашались на всё, только бы не остаться на Великую скорбь, а быть восхищенными на облаках в сретение Господу, как вдруг не в шутку, а на полный серьез, резким диссонансом звучит предложение Прокофьева: «А что если написать Господу заявление, что мы добровольно остаёмся на Великую Скорбь; ведь если все «мудрые» будут восхищены, то кто будет проповедовать неразумным девам и всем прочим? А написано: «…дабы всякий верующий не погиб…» Не обидьтесь, но я не понимаю вашего: «чтобы мне спастись»(!?).

Павел многократно посещал Иерусалим, хотя придя в исступление слышал: «..здесь не примут твоего свидетельства..» В 18 гл. Деяний описано одно из них, о чем Павел говорил: «мне нужно непременно провести приближающийся праздник в Иерусалиме» (21 ст.). А в следующем стихе читаем: «он приходил в Иерусалим, приветствовал церковь и отошел в Антиохию»(!?).

Зачем апостол Павел, «полный благословением благовествования Христова», спешил попасть в Иерусалим на праздник, который собирал великое множество поклонников Иегове, и где была «образцовая» апостольская церковь. Неужели чтобы «..приветствовать церковь и отойти в Антиохию»?! А вы представьте мысленно то «приключение странное», как Апостол язычников заходит в помещение церкви, скромно садится на последнюю скамейку, садится в надежде… но, увы: собрание как началось, так и окончилось, и Павлу осталось только «приветствовать церковь», проще говоря, передать привет и, как коровка не подоенная, отойти в Антиохию.

Мне думается, что и Павел не понял причины того «приключения». А поэтому предпринял еще одну попытку, последнюю, которая окончилась трагедией. Случившееся в храме, куда Павел пошел по совету Иакова и братьев, выбило его из колеи: братья посоветовали Павлу принять участие в жертвоприношении: «..и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо…»; а получилось наоборот: Павла схватили в храме и «покушались растерзать», т.е. хватали за руки и ноги и разрывали…; во, святость!! Но самое ужасное — в том «самосуде» участвовали и уверовавшие во Христа Иудеи. А если не согласны с моим предположением, объясните вразумительно, почему никто из членов хваленой церкви и пальцем не пошевелил в защиту Павла, не стал с ним рядом?

Сын сестры Павловой приходил к нему в тюрьму, чтобы предупредить об умысле 40 Иудеев убить «отступника»; приходили в суд даже первосвященник со старейшинами и ритором…, а из «братства» — рода избранного и отделенного! — за два года заключения в Кесарии никто ни разу не посетил Павла, ни Иаков, ни пресвитеры, никто!? А нет более тяжелого испытания веры, нежели когда остаешься один на один со своими проблемами. И в своем последнем послании Павел дважды упомянул о том: «..все Асийские оставили меня..»(1:15); и 4:16 – «все меня оставили…» Но не оставил Павла Господь; и в следующую ночь после случившегося в храме, Господь явился ему во сне и сказал: «дерзай, Павел…», то есть: ободрись!

«Сильно толкнули меня, чтобы я упал..», мог сказать и Павел; так сильно, что последующее происходило как во сне. И только когда Павла вели в Рим, мы читаем ключевое: «Тамошние братья услышавши о нас, вышли нам на встречу… увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился»!!

Причин неприятия Павла несколько, а я укажу на одну помешавшую и привет церкви передать. Поперву он пришел к Иакову, куда пришли и все пресвитеры, и их Павел приветствовал. Рассказ Павла, что сотворил Бог у язычников служением его, выслушали и прославили Бога, но тут же сказали(как ледяной водой обдали) — «видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они – ревнители закона; а о тебе наслышались они.. что ты.. учишь отступлению от Моисея..» — Дея. 21 гл.

То есть, у тысяч уверовавших Иудеев сердца были исполнены не Духом, а переполнены слухами о Павле. И не два-три случая, не десять, а наслышались(!). И уже по тому одному слову «наслышались», можно судить, сколько яда было в тех слухах. И нас в юные годы поили тем смертоносным — слухами о грехах и отступничестве наших отцов – но оно не повреждало, ибо мы держались правила, если услышал(увидел), что о брате поступай по примеру товарищей – Мф. 18:31; а не «..обличи наедине..», что не имеет никакого отношения к тебе (Кто ты судящий чужого раба…?!).

Ещё я приметил, что не все слухи распространяются с одной скоростью. Когда Савл брал письма, чтобы идти в Дамаск хватать верующих, слух шел впереди: «В Дамаск идёт Савл-гонитель». А когда Савла повстречал Иисус, и он крестившись, тотчас стал в Дамаске проповедовать об Иисусе, что Он есть Сын Божий – об этом слух распространялся медленно. И когда Савл убежал из Дамаска, и, придя в Иерусалим, старается пристать к ученикам; но все боятся его, не веря, что он ученик. Вопрос: расстояние от Иерусалима до Дамаска такое же, как и от Дамаска до Иерусалима? Тогда почему слух о покаянии Савла не шел впереди него, как шел слух о нем, как о гонителе?!

Очевидно, хороший слух распространяется медленно, а плохой, смертоносный, насыщенный желчью, завистью и злорадством – мгновенно воспаляет круг нашей жизни; такие слухи явно разносят духи господствующие в воздухе. И если наши уши настроены на ту частоту, и не в наших правилах нейтрализовать смертоносное, то боюсь, что веру сохранить будет очень и очень трудно. И мы станем как компьютер не защищенный от вирусов. А чтобы сохранить веру, должно кормиться не слухами, а по настоящему принять призыв Иисуса: кто жаждет иди ко Мне и пей. И тогда будет успешной наша миссия – возбуждать в сердцах жажду. И только тогда будет уместно указывать на Иисуса Христа, как на Единого, Кто может утолить жажду… и стать для них Хлебом жизни…

Когда у человека болит голова, или что другое, он ищет, как избавиться от боли: глотает, запив водой, таблетку. И мы в юные годы искали… К примеру, у меня, как и у всякого нормального юноши, были желания и похоти порождающие «грехи юности» — девчонки и пр. А я хотел делать, что я хотел, и не делать, чего не хотел. Это было главной причиной обращения ко Христу, а не «синее Небо». Оно меня и доныне не манит! А вот силу владеть собой, чтобы успешно помогать другим «познать Его и найтись в Нем не со своей праведностью» — это влекло меня и сегодня еще манит. И мы были уверены, что у Господа имеются средства освящения, средства очищения, ну, нечто на подобие таблеток от головной боли.

О «средствах освящения» много писал И. Каргель. И мы запоем читали и перечитывали его «Христос освящение наше» о назначении Писания, общения со святыми, о страданиях… Многое было не понятно, так как хотели пользоваться ими, как таблеткой от головной боли – проглотил, и в тебе уже сила побеждать грех и дерзновение говорить «как власть имеющий». «Хорошо, когда сердце свободно…», тогда «всё земное отстает и слышно: «Бог грядет!» Такими были наши мечты-желания.

Надеюсь, теперь вам понятно, что мы жили в совершенно других условиях, «в роде своем». Так что если из той нашей жизни взять любого и перенести в «сегодня», то ему было бы весьма неуютно. Но если и вас перенести в среду 50-ых годов, то многие сестрички оказались бы как не в своей тарелке и ушли бы в мир…

Помню, выходит брат с собрания и важно, словно золотую корону, несет на голове шляпу. Это в начале ,48-ого(!?), когда народ после войны и хлеба вдоволь не имел, а он шляпу купил за 5 рублей, за которые можно купить 25 буханок хлеба и раздать нищим! Подходим к нему и пытаемся усовестить. А он упирается, доказывает, что ему без разницы, что на голове. А в это время мы шли по мосту. И шляпу с головы Гриши словно ветром сдуло, вниз, в реку. Так он за ней сам в воду чуть с моста не прыгнул…

Но дело не в шляпе, галстуке, косынках, коротких или длинных платьях, разрезах, украшениях и пр. Как в древние времена, Господь не ел мяса жертв и не вдыхал запаха благовонных курений, так и сегодня — Он не смотрит в чем и как ты одет, что ешь и пьешь, какие «сеансы ловишь» и пр. и пр. По большому счету, у Отца нашего нет запретов для Его совершеннолетних детей – захотел младший получить свою долю наследства и уйти – Отец ни слова не сказал ему против! Всё нам позволительно, и каждый должен уметь соблюдать свой сосуд… Для того и голова, а не чтобы шляпу носить! Во всяком случае, мотив нашего самоограничения — успешно спасать других, а не чтобы самому спастись, как учат иные. Наши традиции и дела «по обыкновению» ведут, в лучшем случае, в синагогу(Лук.4:16), а в худшем – страшно и повторять, к сборищу сатанинскому (От.2:9).

К сожалению, или к радости – кому как — вы на нас не похожи. И вам, независимо от нас, даётся водительство Духа вашу веру сохранять, как мы сохраняли нашу веру. Мы газет не читали и радио не слушали, а о существовании компьютеров и не слыхали. И совсем не потому, что нам запрещали. Потом Ярл Пейсти соблазнил, когда узнавали, что он проповедует по радио. А послушав его, слушали и другое… Помнится, пришел к своим, стучу: слышу, дома, а не открывают. Стучу снова – открыли, извиняются, что мол, не слышали. Верю, хотя вижу, приёмник под кровать прятали, а комнатную антену снять забыли. Так мы и привыкали к новой культуре, новой технике и ко всему новому. Не переделывали и не отделялись…, и было так, пока слушались голоса Пастыря, и не шли за человеками.

«Ной был человек праведный и непорочный в роде своем» (Быт 6:9). Для меня в своё время это слово послужило большим подспорьем не преткнуться, не соблазнится ни через Давида, ни через Авраама, ни что вера(в Христа Иисуса) не совместима с физическим противостоянием светской власти и т.п., но чтобы веру сохранить в того Бога-Отца, Которого открыл нам Иисус Христос. А бывало, читаешь, и в голове настоящее короткое замыкание и духа не хватает повторить за Тертулианом: «..верую, потому что это абсурд». Как можно сотрудничать с внешними и оставаться дитём Божиим? А как мог Авраам «отпустить» в пустыню на верную смерть своего сына отрока и мать и оставаться «другом Божиим»? И гоняют теперь потомки Измаила своих должников, и будут гонять, пока… О, бездна… но ум не коротит, ибо написано: «Ной был человек праведный и непорочный в роде своем». А закончить своё слово хочу словами Иисуса: Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною, и Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей – Иоан. 10:27-28. Аминь, аминь.

Будьте Здравы. 25 октября 2008 г. Спокен.